Точка обогрева саша: Инфракрасные обогреватели для ванной комнаты

Содержание

Александр Галицкий: по натуре я фаталист

Основатель венчурного фонда Almaz Capital Partners — в спецпроекте «Первые лица бизнеса»

Часть 1

О водителе, гитарах, отце, выборе, «звездных войнах» и трансформации

— Говорят, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Это о венчурных инвесторах, Александр?

— Шампанское употребляю, но к любимым напиткам не отношу. Из легкого алкоголя предпочитаю рислинг. В юности и студенчестве считал его самым противным вином — кислятиной. Лишь со временем понял, что есть и другой рислинг. Франция, Германия, Австрия производят очень неплохой.

Но красные вина я тоже люблю. Как говорится, был бы повод, чтобы поднять бокал.

— Закрытие сделки наверняка отмечаете?

— Команда нашего фонда разбросана по миру, люди сидят в самых разных местах, вместе собираемся дважды в год. Тогда и празднуем все, что накопилось за это время.

— Где встречаетесь?

— Да по-разному.

Например, на острове Ольхон на Байкале, в Лас-Вегасе, Сан-Франциско, Лондоне, Италии, Португалии… Выбираем места, чтобы нормально провести время всей командой. И пообщаться, и поработать, и отдохнуть. Точнее, выбирали.

К сожалению, о поездках пока приходится говорить в прошедшем времени: пандемия внесла коррективы.

— Сколько человек в Almaz Capital?

Сейчас — 14. Не очень много. Основная база — Калифорния. Обычно там происходит так называемый exit из наших портфельных компаний, но главное даже не в этом. Именно в Силиконовой долине есть спрос на нашу работу. Так сложилось в мире, что потребление инноваций, по крайней мере в области информационных технологий, наиболее востребовано там. Доля США в этом процессе весьма значительна. Особенно в первые три года после появления какой-то новой технологии.

В Штатах все построено на конкуренции даже традиционных бизнесов через внедрение инновационных подходов или покупку компаний, ими обладающих.

Европейцы решения принимают медленно, боятся, не рискуют, взвешивают: вдруг новый проект не выживет? В Америке мыслят иначе: а если он выстрелит и в течение первых трех лет принесет колоссальное преимущество по сравнению с конкурентами?

Поэтому наш основной офис, связанный с анализом спроса и предложения, — там, в Калифорнии. А еще люди есть в Лондоне, Берлине, Варшаве, Киеве и здесь, в Москве.

До пандемии примерно треть времени я проводил в Америке. В России, думаю, четверть, остальное — в Европе и Азии. Можно сказать, еще год назад фактически жил в самолете. Три-четыре перелета в неделю были нормой.

— У вас свой борт?

— Нет. Личный джет не столь важен для меня с точки зрения удобства. Легко обхожусь без него, острой потребности не испытываю. Если называть вещи своими именами, не люблю понты. Вот и вся история.

Давно ввел в обиход определенные привычки. К примеру, принципиально езжу без водителя. Обычно за рулем внедорожника BMW Х5 с затемненными стеклами. Из-за этого регулярно бывают забавные случаи. Когда подъезжаю к подмосковному загородному дому кого-нибудь из знакомых, охрана или прислуга по привычке распахивает заднюю дверь в расчете увидеть там пассажира, потом с недоумением смотрит на меня, мол, а гость-то где? Иногда шучу: «Хмм… Неужели потерял по дороге?»

Лишь для каких-то официальных приемов беру машину с водителем. Чтобы избегать двусмысленностей.

Мне действительно проще ездить самому. Нормальный европейско-американский подход. В России на ситуацию смотрят несколько иначе. Была смешная история. Приехал на встречу в офис, откуда меня забрали на следующие переговоры на другой машине. Потом вернулся за своим автомобилем и… не нашел его. Удивился: вроде припарковался в правильном месте, ничего не нарушил, а авто эвакуировали на штрафстоянку… Оказалось, товарищ решил надо мной подшутить. Сказал: «Нечего жмотиться на шофера…»

© Сергей Бобылев/ТАСС

Понимаете, персональные водители появились в моей жизни очень рано. Я был еще совсем молод, но по рангу мне полагался служебный транспорт. Отказаться не мог, терпел невольное соседство и наблюдал за своего рода бездельем водителя: он целыми днями сидел и ждал, пока шеф выйдет.

У меня был ненормированный рабочий день по 12–14 часов. У «личника» вроде тоже. Правда, я вкалывал с утра до вечера, постоянно чем-то занимался, участвовал в совещаниях, вел переговоры, а водитель откидывал кресло в салоне машины и спал. Его функции — отвезти шефа из точки А в точку Б. В чем смысл этой процедуры? Помню, все водители были гораздо старше меня и жаловались на переработки. Понятно, человек отвлекается от семьи и дома, но эта ситуация всегда меня очень раздражала. Когда стал работать за рубежом, увидел, что владельцы крупных бизнесов, миллиардеры совершенно спокойно приезжают на работу за рулем. Обычная практика.

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— А как произошла ваша трансформация физика-теоретика в международного инвестора?

— Это жизнь. Она преобразовывает нас, ставя перед выбором. Но сначала она переформатировала меня в международного технологического предпринимателя, а уже потом в инвестора.

Думаю, на стартовом этапе многое предопределило то, что, окончив с золотой медалью среднюю школу в Житомире, я решил ехать на учебу в Москву, поступать в Физтех. С формальной точки зрения в юности у меня все складывалось легко и просто. Хотя, если копнуть, всякие любопытные истории всплывают.

— Например?

— Классе в восьмом мы с ребятами наладили производство электрогитар. Это был жуткий дефицит в ту пору. Не купить! Сначала собрали для себя, создали, как тогда говорили, ВИА — вокально-инструментальный ансамбль. Потом запустили процесс изготовления пары десятков инструментов, пока нас не остановили.

— Кто?

— Те, кому по долгу службы положено.

— А вы продавали гитары?

— Конечно! Даже перестали думать про наш ВИА. Пробовали, экспериментировали…

Что-то изготавливали на местной музыкальной фабрике, радиоэлектронику делали сами. Муж моей сестры работал в Днепропетровске на заводе «Южмаш». Я попросил его по чертежам выточить недостающие для десяти комплектов детали из металла, а он сделал их из титана. «Южмаш» — предприятие оборонное, там ракеты собирали…

Еще я сглупил и поставил в радиоэфир «Восточную песню» для любимой девушки Светы. Ее в свое время исполнял Валерий Ободзинский.

Льет ли теплый дождь,

Падает ли снег —

Я в подъезде против дома

Твоего стою…

Разумеется, разрешения на самостоятельное вещание нам никто не давал, это было запрещено…

Словом, получилось не очень хорошо.  К нам домой пришли, забрали всю аппаратуру, включая гитары.

— Ваш отец же был председателем крупного колхоза, уважаемым человеком.

— Папа, конечно, вмешался. Эту историю не предали огласке. Но она, подозреваю, стоила ему звания Героя Социалистического Труда… К тому моменту отец успел получить кучу государственных наград. Но «Золотой Звезды» так и не дождался, его дважды вычеркивали из списков. Причин могло быть много. Наверное, в душе отец испытывал обиду, но никогда об этом не говорил вслух.

Он был очень успешным и инициативным руководителем. К примеру, под его началом придумали новый сорт яблочного вина и наладили выпуск «Золотой осени», добившись высочайшего качества, — в дополнение ко всяким консервам и джемам. Достаточно сказать, что продукцию колхоза поставляли к столу членов ЦК Компартии Украины.

Когда объемы стали расти, отец построил стеклозавод для производства тары. Он всю жизнь трудился, постоянно затевал новые проекты, жить не мог без дела — теплицы для овощей, цветов и грибов, также свой мясокомбинат…

В 80 лет занялся строительством костела. Папа был католиком по вероисповеданию. Потратил на стройку много сил и времени. Очень хотел, чтобы получился общественный проект. Поначалу отец возражал, чтобы я жертвовал больше остальных. Поэтому я помогал наравне со всеми и подключился на финальном этапе, когда в 2014-м у общины закончились деньги.

..

Рад, что мы успели все завершить, папа доделал последний проект и полгода посещал действующий костел.

Отца не стало в начале 2017-го, ему было уже 89 лет…

С отцом Владимиром и сыном Александром, 2005 год

© Личный архив Александра Галицкого

— Предпринимательская жилка от него?

— Наверное, что-то унаследовал…

А мама работала учителем, преподавала украинскую и русскую литературу. Но я никогда не занимался в ее школе, чтобы избежать обвинений в предвзятости и особых условиях. Это было наше семейное правило.

— Почему вы решили ехать учиться в Москву, а не в Киев, который находится гораздо ближе?

— Вообще-то я собирался стать журналистом, мечтал увидеть мир, побывать за пределами Советского Союза. На мой взгляд, писал неплохие тексты, выигрывал школьные олимпиады по литературе. Например, сочинил романтическую историю на украинском языке о том, что роса — слезы солнца. Рассказ так и назывался — «Сльози сонця».

Его опубликовали в областной газете.

Словом, на журналистику я нацеливался всерьез. А потом как-то прихожу домой и вижу разложенные на столе передовицы — от «Правды» и «Известий» до районки. Папа говорит: «Читай». Я удивился: «Зачем?» Тогда все открывали газеты с последней страницы — с новостей спорта, дальнего зарубежья, телепрограммы и погоды.

А папа продолжил: «Вот об этом — выступлениях Брежнева, показателях сбора урожая, решениях Пленума ЦК КПСС, сынок, ты будешь писать ближайшие лет 10–15. После этого тебе, возможно, разрешат про спорт и дальнее зарубежье…»

Сказанное подействовало на меня отрезвляюще. Отец шаг за шагом подвел к тому, что я родился в городе, где и Сергей Павлович Королев. Мол, увлекаешься техникой, имеешь склонность к точным наукам, соберешь еще что-нибудь поинтереснее гитар.

Поэтому после школы я поехал в Москву и подал документы в Физтех. Правда, в анкете написал, что из семьи служащих, хотя мог указать, что из колхозников. В итоге мне чуть-чуть не хватило до проходного балла. Социальное происхождение не зачли. Расстроился, помню, сильно. Решил: вот отслужу в армии и опять приеду поступать туда же.

Собираясь в Москву, не учел важное обстоятельство: экзамены принимали на русском языке, а я-то учился в украинской школе, и дома мы всегда общались на мове. Кажется, будто языки близки, но есть нюансы, часть математических и физических терминов звучат иначе, сразу перестроиться и уловить смысл сложно.

Кроме того, я не указал в документах, что серьезно занимался плаванием, выполнил норматив мастера спорта на дистанции 200 метров вольным стилем. Поскромничал, а это был дополнительный козырь…

В общем, пролетел мимо Физтеха. Не попав туда, уже хотел возвращаться в Житомир, но решил навестить одноклассницу, поступавшую в Московский институт электронной техники в Зеленограде. Приехал, и так мне там понравилось! Город будущего. Мама одноклассницы преподавала математику в Житомирском политехническом институте, знала уровень моей подготовки и стала убеждать не терять годы на службу в армии, а нести документы в МИЭТ, куда набранных в Физтехе баллов хватало. Я послушался совета и в дальнейшем не пожалел об этом.

Первое время продолжал думать по-украински и даже конспекты вел на мове. Но потом адаптировался, хотя на Украину, конечно, тянуло.

— И сейчас?

— А как иначе? Родина!

— Давно были?

— В Житомире более года назад. Там живет моя сестра и близкая родня. В Киев по делам наведываюсь чаще.

— Пускают без проблем? На границе не интересуются, чей Крым?

— Ни разу никто об этом не спрашивал.

— А если зададут вопрос?

— Отвечу. Мне скрывать нечего. В царское время Крым принадлежал Российскому государству. Но в состав Османской империи он входил еще дольше. Какой смысл вспоминать прошлое? Надо ориентироваться на подписанные и действующие сейчас международные обязательства. Их необходимо выполнять.

— Разобрались. Возвращаемся к теме превращения советского человека в бизнесмена.

— После окончания учебы в МИЭТе я пришел работать в НИИ микроприборов, который входил в научно-производственное объединение ЭЛАС. За этим ничего не выражающим названием стояла суровая оборонка. По сути, я попал на передний край гонки вооружений. Мы занимались космическими системами и комплексами, строили их на основе последних достижений микроэлектроники.

НПО «ЭЛАС» руководил легендарный генеральный конструктор Геннадий Яковлевич Гуськов, еще в 1951 году получивший Сталинскую премию за создание первого радара наземного базирования, а после полета Гагарина ставший Героем Соцтруда за систему космической связи. Вся телеметрия была на нем. Гуськов сделал и первый компьютер, который в 1972 году улетел на спутнике на околоземную орбиту. Опередил американцев.

Он придумал и подвижную ранцевую связь с использованием его же космических ретрансляторов на основе ААФР (активных антенно-фазированных решеток), с помощью которой можно было из любой точки планеты поговорить с кем угодно. Когда в 1972 году Никсон прилетал в Москву, он похвастался перед Брежневым такой опцией, а через пару лет уже Брежнев демонстрировал Никсону аналогичную связь советского производства.

У станции космической связи на основе плоской антенно-фарерованной решетки, по которой передавалась информация через IP-протокол, 1990 год

© Личный архив Александра Галицкого

Потом Геннадий Яковлевич создал первый спутник оптико-электронной разведки.

На этом этапе моя карьера в ЭЛАСе и началась. На работу меня взял Владимир Брюнин, разглядев еще на четвертом курсе института. Так я занялся софтом для спутника дистанционного зондирования Земли.

Геннадий Гуськов мне доверял и в 1987-м назначил ответственным в ЭЛАСе за компьютерные системы и программное обеспечение спутников. Думаю, моложе меня в советской оборонной промышленности главных конструкторов в тот момент не было. В 32-то года от роду!

— А спутники — военные?

— Конечно. Космическая система для наблюдения за стратегическим противником. Благодаря этому еще в начале 1980-х годов я в подробностях изучил карту Сан-Диего.

— Почему именно его?

Там база Тихоокеанского флота США. Подводные лодки стоят. Мы часто их снимали. Во всех деталях. Когда 12–13 лет спустя я впервые попал в этот город, свободно обходился в нем без навигатора. Ни разу не заблудился!

​​​​— Это был ваш первый визит в Штаты?

— Нет, прилетал туда несколькими годами ранее. В марте 1991 года академик Сагдеев, который, как известно, был женат на внучке президента Эйзенхауэра, организовал советско-американскую научно-техническую выставку космических достижений. СССР с распростертой душой отправил в США лучшие разработки. Так, мы потащили ранцевую станцию, другие показали макет ядерного движка, «Луноход»…

В Штаты-то экспонаты ввезли, а потом не могли забрать. По американским законам вывозить что-либо из страны можно лишь по официальному разрешению властей.

— Всех «пущать», никого не «выпущать»?

— Примерно так. В отличие от России, где политика строится на запрете и ввоза, и вывоза. В США в этом смысле более разумная система.

После долгих переговоров нам вернули экспонаты, они потом хранились где-то в советском посольстве в Вашингтоне. История закончилась благополучно, но определенный опыт мы получили, поняли, что надо вести себя аккуратнее…

Вскоре, в апреле 1991-го, по настоянию Гуськова меня включили в очередную поездку в США. Мы в ЭЛАСе занимались «ответом» на американскую инициативу «звездных войн». Американцы предложили организовать семинар в Вашингтоне по борьбе с космическим мусором и прочесть лекции в университетах. Звали шефа, но он лететь отказался, сказал: «Запишите Сашку, он молодой, ему интересно». К тому же руководство Sun Microsystems еще в марте пригласило меня посетить их компанию в Силиконовой долине.

С астронавтом Appolo-9 Расселом Шфайкартом, его женой Ненси и Джоном Гейджем в Sun Microsystems, Калифорния, 1993 год

© Личный архив Александра Галицкого

Я очень хотел туда попасть, это была мечта любого инженера!

Тогда прямые рейсы из Вашингтона в Сан-Франциско еще не ввели. Программа визита в столицу США завершилась, и дальше я полетел один с пересадкой в Денвере. Приземлились, и тут объявление: «Мистер Галицкий, вас ждут на трапе самолета». Помню, подумал: «Вот гады! Наверняка вашингтонские церэушники не пускают. Не увижу долину!»

Нормальная реакция советского человека, везде подозревающего подвох. Оказалось, мне хотели вручить факс от организаторов семинара с пожеланиями успешного полета.

В Сан-Франциско меня встречал астронавт Рассел Швайкарт, который на Apollo 9 летал к Луне и выходил в открытый космос. У него тогда возникла идея совместно сделать низкоорбитальную систему связи, а это моя тема, я ей занимался. Мы дружим с Расселом до сих пор.

Посещение долины и Sun Microsystems (в 90-е годы это была самая яркая компания!) произвело на меня сильное впечатление. Водили по лабораториям, все показывали, ничего не скрывали, хотя могли бы шифроваться. Было много встреч, часть собеседников я уже знал заочно, читал их работы. Некоторые стали моими друзьями — Скотт Макнили, Эрик Шмидт, Джон Гейдж и, конечно, Джефф Баер, впоследствии мой партнер в Almaz Capital Partners.

Все выглядело настоящей фантастикой по тем временам!

— Вам заплатили за лекции в Вашингтоне?

— Это не подразумевалось. Организаторы и так взяли на себя все расходы. А Sun превзошел любые ожидания. В гостинице меня поселили в супер-пупер-номере, в каких я никогда не жил. Даже с джакузи! Мексиканец, работник отеля, хотел объяснить, как пользоваться агрегатом, но я гордо отверг помощь, мол, сам разберусь. Начал нажимать на кнопки, включил какой-то режим, со всех сторон потекла вода, забила фонтанчиками, я не знал, как остановить это действо…

Как говорится, и смех и грех.

Но, конечно, не это главное, что я увидел в Силиконовой долине. Тогда и предположить не мог, что моя жизнь столь радикально изменится. Потом я стал летать в США в среднем пять-шесть раз в год. Но в 1991-м все было в новинку. Тогда и в дальнейшем я встретился и пообщался со многими интересными людьми — Биллом Гейтсом, Джоном Чемберсом, Джеймсом Гослингом, Брюсом Шнайером, Уитфилдом Диффи… Всех не перечислишь.

С Биллом Гейтсом в Москве, 1997 год

© Личный архив Александра Галицкого

Помню, в 1994 году познакомился с генералом Абрахамсоном, который прежде возглавлял в Пентагоне программу «звездных войн». Поскольку я числился в списке нашего «антиответа», американцы специально пригласили меня на разговор. Видимо, Абрахамсон захотел пообщаться с человеком с другой стороны баррикад. Показывал свои достижения… Надо сказать, по некоторым направлениям мы опережали Штаты очень серьезно

— Как вас выпускали из СССР, Александр? Вы знали секреты родины и наверняка имели серьезные ограничения при контакте с иностранцами.

— Все верно. У меня был самый высокий допуск — так называемая «особая важность». По другой классификации — «первая». «Совершенно секретно» стоит ниже.

Но не забывайте, это закат Советского Союза, система ослабила хватку. В конце 80-х годов уже создавали совместные предприятия. Я сам подписывал документы для регистрации нескольких таких СП.

А первый мой выезд за границу состоялся в 1990 году в Финляндию. Через Министерство электронной промышленности СССР мне сделали синий, служебный паспорт. Приехал получать, а документ не отдают. В буквальном смысле! Замминистра, курировавший международные дела, исподлобья взглянул в мою сторону и хмуро заявил, что восемь раз был в Финляндии и ничего интересного там не увидел.

По молодости я не лез за словом в карман и с ходу ответил: «Знаете, а мне хватит одной поездки, чтобы разобраться, надо ездить туда или нет». Ясное дело, начальник сильно обиделся, выставил из кабинета. Я позвонил шефу, описал ситуацию. Гуськов говорит: «Никуда не уходи из приемной, жди». Действительно, через короткое время этот замминистра позвал к себе каких-то подчиненных, потом вышел ко мне и бросил паспорт. Еще и прошипел сквозь зубы: «Думаешь, с таким боссом сможешь все решить? Припомню еще тебе!» Я промолчал, взял паспорт и ушел.

— А на Лубянку для инструктажа вызывали?

— По этому поводу — нет. У нас был свой так называемый первый отдел, где работали спецслужбисты. Но повторяю, империя рушилась, прежние правила переставали действовать.

Историю с паспортом мне припомнили в 1998 году, когда подошло время менять документ на новый. Я вернулся из командировки в США и собирался переезжать в Европу, где уже стартовала моя новая компания. Прилетел в Москву за паспортом, думал, быстро оформлю и опять уеду, но не тут-то было. Мне отказались его выдать!

— Мотивация какая?

— В связи с прежними допусками по секретности. Очнулись спустя почти десять лет…

В итоге полгода, пока решался вопрос с бумагами, я руководил бизнесом дистанционно. Можно сказать, первый опыт удаленки. Выехать из страны не мог, поэтому инвесторы и мои сотрудники прилетали ко мне, мы встречались в Шереметьево.

Часть 2

О продаже родины, путче, опросе с пристрастием, зонтике и русском менталитете

— При желании вы ведь могли продать родину с потрохами?

— За десять-то лет? Конечно. Тысячу раз!

— Вам предлагали?

— Нет. Видимо, мое поведение не предполагало подобных обращений.

Перед каждой поездкой в Штаты проводился строгий инструктаж, но и без этих наставлений я действовал правильно, поскольку не собирался ничего никому сливать. Да и в Америке не дураки сидели, смотрели, кто и как проявляет себя с первого шага. Делали выводы, стоит ли начинать разговор о «сотрудничестве»…

— После возвращения в Москву из загранкомандировок вы писали отчеты о поездках?

— Да, но не на Лубянку. Вернувшись из Силиконовой долины, даже подготовил аналитическую записку в ЦК КПСС. Мы обсуждали эту тему на Старой площади 12 августа 1991 года. Участвовали мой шеф Гуськов, секретарь ЦК Бакланов, отвечавший за оборонку, управделами ЦК Кручина…

Помню, подняли по рюмке коньяка и договорились, что в сентябре начнется серьезная работа над моим планом.

© Сергей Бобылев/ТАСС


— А через неделю грянул ГКЧП, Бакланов оказался в числе путчистов, Кручина выбросился из окна…

— Конечно, подобного никто не мог предвидеть. Все договоренности рухнули.

— В чем заключалось ваше предложение, Александр?

— Силиконовая долина потрясла меня интернациональностью. Увидел офисы Siemens Nixdorf, Toshiba, Philips, Sony, Alcatel, Nokia, Hyundai, Samsung… Компании представляли весь мир. И ни одного русского названия! В то время в СССР приезжали представители многих иностранных компаний и частные предприниматели, пытались наладить взаимовыгодное сотрудничество, но партнерские отношения почему-то не складывались. Проблема была, возможно, в менталитете людей или в переоценке наших технологий.

Вот я и предложил простую схему: советские компании стартуют в Калифорнии с отечественными разработками и специалистами, получают на первом этапе какие-то бюджетные средства, а дальше начинают уже самостоятельно привлекать инвестиции от иностранцев. Если дело раскачать, оно принесет прибыль и можно будет вернуть деньги в казну. Не сомневался, что проект должен стать успешным.

Но ГКЧП смешал все карты…

Когда произошел путч, я ехал в поезде из Новосибирска в Бийск. На Телецком озере планировалась конференция по сигнальным процессорам. Даже новости о событиях в Москве удавалось узнавать с трудом. Интернет уже был, а мобильная связь и сотовые телефоны — нет. Чтобы позвонить в столицу, приходилось идти куда-то на почту. По телевизору же крутили «Лебединое озеро»…

К счастью, эта заваруха продолжалась недолго, но идея проекта в Силиконовой долине заглохла.

Уже тогда я понимал, что замысел сам по себе ничего не стоит, важна его реализация. Красивых идей может быть множество, но кто-то должен воплотить их в жизнь, иначе они умрут, не родившись. Через какое-то время осознал еще одну истину: совместное предприятие никогда не бывает успешным

— Почему?

— У создателей неизбежно возникает конфликт интересов. Оглянитесь вокруг, посмотрите, много ли видите удачных примеров СП. Sony Ericsson хотели создать лучший мобильный телефон. Где он, где предприятие? Оно развалилось.

Автоконцерны объединялись — это правда, но все равно продолжали функционировать как отдельные структуры, конкурирующие в рамках холдинга.

Когда отдельные компании приступают к совместному производству чего-то материального, какого-нибудь софта, они начинают соперничать за доминирование. Обычно все заканчивается либо развалом, либо поглощением слабого более сильным.

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— Тем не менее вы создали компанию ЭЛВИС+, которая стала сотрудничать с американской Sun Microsystems. Кстати, что за название такое странное вы выбрали?

— К королю рок-н-ролла Пресли оно имело опосредованное отношение. Элвис мне, конечно, нравился, но все было прозаичнее: это аббревиатура — «Электронно-вычислительные информационные системы».

Что касается кооперации с Sun, эта компания в то время выступала законодателем мод в области информационных технологий и интернета. Именно ей мир благодарен за внедрение интернет-технологий в нашу жизнь и в бизнес: язык Java, Firewall, VPN, RISC-архитектура, интернет-сети и так далее. Они бросили вызов Microsoft и многим другим, были основателями той культуры, которую Эрик Шмидт позже удачно внедрил в Google. Ее учредителями стали четыре человека, фактически мои ровесники. Мы воспринимали мир во многом схоже, ценя не столько материальную выгоду, сколько технологические прорывы. Как человек, выросший в СССР, я ничего не понимал в бизнесе, но знал, что с точки зрения решения системных задач в Советском Союзе — при всей его неправильной плановой экономике — разработки велись грамотно и качественно.

С Джефом Баером, Геннадием Гуськовым, Джоном Гейджем и Биллом Джоем во время пикника Sun Microsystems и ЭЛВИС на Волге, 1992 год

© Личный архив Александра Галицкого

Уже говорил, что с середины 1980-х годов я готовил наш ответ «звездным войнам». Мы разрабатывали разные системы, в том числе для передачи и обмена информацией между спутниками-разведчиками.

Это была действующая модель, и еще в октябре 1990 года мы показали американцам, как IP-пакеты, иными словами, блоки данных, ходят через космос. Те выпали в осадок. Окончательно их сразила 22-слойная полиамидная плата размером с пачку сигарет, которую в какой-то момент я небрежно достал из кармана. Подобные платы не делал никто в мире!

В том далеком 1990-м команда американцев во главе с сооснователем Sun Биллом Джоем попросила разрешения приехать к нам на производство. Помню, я позвонил Геннадию Гуськову, объяснил, мол, так и так. Он ответил: «Пусть смотрят». Без согласования с компетентными органами мы приняли у себя на закрытом предприятии иностранцев…

— Как у вас было с английским языком?

— В анкетах этот уровень деликатно назывался «читаю и перевожу со словарем». Я мог поддержать элементарный разговор, но не общаться профессионально.

Конечно, это очень мешало. Тем не менее я начал работать с Sun. В октябре 1991 года мне прислали из Америки 20 высокопроизводительных станций с процессорами SPARC. Каждая стоила более 20 тысяч долларов. Я не мог зарегистрировать компьютеры в ЭЛАС, поскольку получил их как бы для личного пользования. И продать тоже не имел права. Надоумил бывший коллега, ставший к тому времени кооператором: «Не мучайся, Сашка! Стартани собственную компанию».

Так появился ЭЛВИС+, куда станции Sun вошли в качестве начального капитала. Потом мы получили заказ на разработку прототипа современного Wi-Fi в виде карточки, которую надо было вставлять в компьютер. Сделали его в 1993 году, а название Wi-Fi появилось позже.

С антеннами и радиоустройствами для работы с протоколом 802.11 (Wi-Fi), включая реализацию в корпусе PCMCIA, Москва, 1993 год

© Личный архив Александра Галицкого

— А что за история с вашим допросом на украинском языке?

— Все-таки не с допросом, а с закрытыми слушаниями…

Понятное дело, американские спецслужбы меня досконально изучали, проверяли, собирали досье. Я же работал с весьма деликатными темами. Когда началось сотрудничество с Sun Microsystems, забеспокоились даже сенаторы-«ястребы»: «Как? Финансирование русских проектов?»

Для Sun это была первая в их истории инвестиция, и сразу — в российскую компанию. Они собирались выплатить миллион долларов за десять процентов акций ЭЛВИС+.

Решение принималось в кабинетах на Капитолийском холме. Наши оппоненты проделывали всякие подлые штуки. Например, заявили, что я участвовал в создании систем доставки ядерного оружия для неназванных стран Ближнего Востока. Подразумевались Иран, Сирия…

Действительно, Академия наук СССР контактировала с зарубежными коллегами, а ЭЛАС часто нанимал ведущие академические институты для выполнения работ в наших интересах. Мы вместе решали различные задачи. Скажем, при помощи радиолокационных снимков сделали первую карту Венеры. Строили и локаторы для ведения наблюдения, и электронные системы, но к поставкам вооружений это не имело отношения.

Словом, меня вызвали на интервью в Вашингтон. Со мной приехали два представителя Sun, в том числе юрист. История по-своему стремная, поскольку на входе забрали паспорт и я остался без документов. Собралась большая комиссия с участием сенаторов и представителей спецслужб. Вопросы сыпались самые неожиданные, какие только могли придумать. Так, сразу поинтересовались, что я делал в Китае? Но я никогда там не был! Говорят: «А по нашим сведениям, были. С кем встречались, какие темы обсуждали?» Ну и так далее.

Закончилось тем, что дали на подпись бумагу, где значилось, что я и созданные мною компании ни при каких обстоятельствах не станут работать на врагов Соединенных Штатов Америки. Я сделал приписку, что, будучи гражданином Российской Федерации, оставляю за собой право трудиться на свою родину, если наши страны перейдут в стадию официальной вражды

Добавил к печатному тексту, вписал от руки.

Документ остался у американцев, очень сожалею, что по неопытности не сохранил артефакт.

— Здесь эта бумага вам не аукалась?

— Понимаете, когда нужен повод, его найдут. И касается это не только России, но и любой страны мира. Не сомневайтесь: если кто-то влиятельный захочет испортить человеку жизнь, сделает это легко. Однозначно!

Подписывая соглашение с американцами, я поинтересовался: «Как узнать, кто ваши враги?» И каждые две недели стал получать из Sun Microsystems письмо со списком компаний, включенных Госдепом в число запрещенных…

— С отечественным криминалитетом встречаться приходилось, Александр?

— Получал «деловые» предложения… Признаться, всегда избегал засветки в российских СМИ, опасаясь привлекать внимание неадекватных личностей, которые рассуждали примерно так: ага, он успешен, значит, с него можно что-то поиметь. Но мы не для того зарабатывали деньги, чтобы с легкостью ими делиться…

Однажды позвонили от человека, который в будущем вырос в известного олигарха. Без обиняков заявили: «Готовы предоставить зонтик за четверть вашей компании». Я ответил, мол, на улице отличная погода…

Потом представитель одной из спецслужб возил меня в лес. Якобы для серьезного разговора. Вдвоем мы, сжираемые комарами, выпили литр джина, после чего поехали ко мне домой, где осушили еще бутылку водки. Никогда в жизни я столько не пил! Пьяный гость нес какой-то бред о совместном бизнесе, угрожал моей дочери…

Я понимал, что нужно принимать меры, и через знакомых обратился к влиятельному человеку. Объяснил, что меня прессуют не по делу. На этом все на время замерло. Вплоть до 1997 года, когда мы сделали первый VPN для Windows, предварительно взломав NDIS-драйверы в Microsoft. Опять поднялась большая волна в американском истеблишменте, пошли публикации, мол, русские могли утащить секреты в Sun Microsystems.

В России тоже неожиданно запустили историю со стороны уже нашего ФАПСИ, начали перепечатывать истории обо мне из США, писать, мол, скоро появится новый миллиардер. А к богатым у нас во все времена относились примерно одинаково.

Дошло до открытия дела…

— Уголовного?

— Ограничились проверкой, создали серьезную комиссию, в которой участвовали высокие генералы. Не буду называть фамилии, они и сейчас на слуху… В то время мне и заблокировали получение нового паспорта. Правда, потом проверяющие обнаружили, что с момента старта ЭЛВИС+ я не взял ни одного госзаказа, не получил ни рубля из бюджета, и, видимо, рассудили, что «закрывать» меня будет не совсем правильно…
 

С автором проекта «Первые лица бизнеса» Андреем Ванденко

© Сергей Бобылев/ТАСС

— Желания свалить не возникло?

— Нет. Хотя в Америке настойчиво предлагали остаться, давали вид на жительство. Но я не стал оформлять грин-карту, поскольку почему-то считал, что должен прожить свой век с одним паспортом. Особенно после того, как меня предупредили: перед каждым выездом из США я должен буду приходить и сообщать, куда и зачем направляюсь, а мне выдадут рекомендации, можно ли туда ехать. Я ответил, что не для того много-много лет прожил в одной системе, чтобы угодить в другую, которая тоже будет ограничивать мою свободу. Нет, спасибо!

Хотя и потом, когда я вернулся с семьей в Россию, к нам в Зеленоград приезжал консул посольства США, беседовал с моей женой и сетовал, что наш сын Саша наверняка скучает по американским игровым площадкам…

Такая вот была забавная история.

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— Мы постепенно приближаемся к следующему этапу вашей биографии, когда из инноватора вы стали инвестором.

Знаете, пока занимаешься инновациями, тебе кажется, что все инвесторы — идиоты. По крайней мере, большинство. Смотришь на них и думаешь: какие-то неправильные люди, мыслят странно. Ты хочешь изменить мир, а они говорят лишь про приоритет денежных потоков, не видят великих идей, не способны оценить масштаб замысла

Иногда это слишком бросалось в глаза и дико раздражало. А потом случилась история, когда инвесторы, по сути, заблокировали выгодную сделку, на которой мы могли заработать гораздо больше. Помню, я сильно разочаровался из-за того, как все обернулось. Компанию TrustWorks Systems продали, мне в ней оставаться не хотелось. Стал думать, что делать дальше. У меня появилась любопытная идея, я попробовал стать «правильным» инвестором: нанял людей, дал им денег, и они начали работать над реализацией.

— О чем речь?

— Об управлении расходами от использования корпоративных телефонов. В то время в Европе была проблема с роумингом, и люди, выезжая из одной страны Евросоюза в другую, тратили на мобильную связь колоссальные деньги. Как-то ко мне пришел приятель-голландец и сказал: «Мой босс требует отчета, куда и зачем звоню с корпоративного номера. А я встречаюсь с его дочкой и не хочу, чтобы шеф узнал об этом раньше времени». Я предложил: «Надо сделать софт, чтобы ты мог отмечать личные контакты и все затраты, связанные с ними, вычитались автоматически».

Мы сидели в ресторане за бутылкой вина и рассуждали. Так родилась эта история. Говорю: «Давай компанию запустим?» Я нашел людей, которые все закрутили. Самому мне не хотелось этим заниматься, я привык к более масштабным проектам.

Помню, в 2003 году поехал в Непал. Поразмышлять о жизни. Побродил по горам, потом спустился на равнину и… начал распихивать свои деньги в разные стартапы.

— Сколько их у вас тогда было?

— Компаний?

— Нет, денег.

— Достаточно, чтобы вложить их куда-то по принципу «десять процентов потерять не жалко».

Потом меня позвали сделать TechTour для зарубежных инвесторов в России. Это было раскрученное мероприятие в Европе, но здесь оно никогда не проходило. TechTour и стал для меня поворотным моментом. Приехал, увидел «Лабораторию Касперского», «Яндекс», SWsoft, который позже переименовали в Parallels, Acronis, SJlabs… Подумал: «Какие классные компании!»

Но никто из западников не стал вкладывать в них деньги.

— Почему?

— Сложно сказать. Может, не доверяли. Это, кажется, 2005-й, уже Беслан произошел…

Словом, взглянул я на все и подумал: а почему бы самому не вписаться в эту историю-то? Так началась моя трансформация.

© Сергей Бобылев/ТАСС

— Тем не менее в собранном вами в 2008 году первом фонде Almaz русских денег не было?

— Ноль. Инвесторы присутствовали исключительно западные. Сначала пришел Cisco. Во втором фонде уже появились какие-то ростки из России, частные вложения от предпринимателей.

— Вы говорили, что не очень любите иметь дело с отечественным бизнесом. Это правда?

— В целом, да. Во многом это связано с неумением наших людей правильно расставлять приоритеты.

У опытного инвестора образ мышления построен так, что он в первую очередь должен ущемить себя, но выполнить взятые обязательства. У нас же иногда рассуждают по-другому: лучше нарушим данное слово, но не умерим личные потребности

— Как это выглядит? Приходит человек и говорит: «Старик, извини, мне надо купить новую яхту»?

— Типа того. «Выручка не та пошла», «Жене надо слетать на Мальдивы»… Аргументы, которые нельзя воспринимать всерьез, но люди на них ссылаются.

— И что говорите в ответ?

— А что тут скажешь? Слава богу, пока ни разу не дошло до применения санкций, прописанных в соглашениях. К примеру, в качестве наказания можно лишить части прибыли. И так далее. Подобного не случалось, но постоянно играть на грани фола весьма сложно. Ведь покрывать эти истории я вынужден, как правило, из своего кармана. А потом еще неизвестно — внесет инвестор то, что должен, или нет. Есть риски.

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— Значит, не каждого пускаете в компанию?

— Разумеется. Нельзя доверять первому встречному. Лучше отказаться от денег, десять раз подумать и выбрать правильного партнера. Это отношения на многие годы. Зачем втягиваться в длинную историю с теми, в ком не уверен?

Стараюсь изначально быть аккуратным в выборе компаньонов. Да, у некоторых случались финансовые разрывы, но все исполняли свои обязательства. У меня ни к кому нет претензий. Наверное, повезло. Знаю много историй, когда венчурные фонды создавались на деньги LP — крупных частных инвесторов, которые потом уходили, и все получалось не слишком красиво. Повторяю, мне очень повезло с партнерами. Они отбирались селективно. Существенно помогают рекомендации моих институционных инвесторов типа Европейского банка реконструкции и развития, у них есть списки, они смотрят, что за люди хотят вступить в проект, и дают советы: этот подходит, а тот — нет. Но решаем мы сами, конечно.

С партнерами фонда Almaz Capital на острове Нантакет, 2016 год

© Личный архив Александра Галицкого

— А сотрудничество, к примеру, с находящимся под санкциями Вексельбергом накладывает на вас дополнительные риски?

— Из-за этого у нас не возникало никакого напряга. История простая. Есть четкие правила, которые надо соблюдать. Если событие уже наступило, деньги, взятые раньше, остаются в обороте, а новые брать нельзя. Допустим, я стартанул с фондом, в котором десять человек под санкциями. Ясно, что такое чудо работать в Америке или Европе не сможет, умрет в первый же день. В случае же, если санкции против инвестора ввели после создания фонда, мы попросту не можем распределять заработанные им доходы. Нужно их сложить, и они будут лежать веки вечные, пока не разрешат забрать. Но это уже не наша история.

— Ладно, а система цифровой маркировки товаров «Честный знак», в которой вы участвуете с Алишером Усмановым и Ростехом? Это, по сути, госзаказ, хотя вы всегда декларировали, что не работаете на государство.

— В проекте нет ни рубля из бюджета. Он делается на частные деньги. Общие затраты составляют около двухсот миллиардов — сто наших и столько же привлеченных. Я обсуждал проект с Европейским банком реконструкции и развития, с Международным валютным фондом, он всем нравится, поскольку может способствовать росту инноваций в России. А социально проект важен не только для нашего государства. Если бы не санкционные проблемы и — как следствие — сложности в сотрудничестве с другими странами, опыт можно было бы раскатать по миру — по той причине, что он очень востребован.

Это выгодно и бизнесу, и государству, и людям.

К примеру, возьмем острейшую проблему, связанную с питьевой водой. Как контролировать качество и выявить недобросовестного конкурента, если один производитель качает из артезианской скважины, второй разрабатывает природные источники, а третий вливает химию в воду из-под крана? Вкусовые качества вроде бы похожи, а эффект радикально разный.

Больная тема, согласитесь.

А почему, как вы думаете, идею с маркировкой сразу поддержали табачники? В Россию поступает масса контрафакта, его везут от ближайших географических соседей. QR-коды — барьер на пути «левака». Тем более что их можно автоматически печатать на сигаретных пачках. В то время как наклеивание акцизных марок требует снижения скорости работы конвейера на 30 процентов.

Эта же проблема касается медицины, где не менее важен и социальный аспект, и вопрос качества.

Категории, где вводится маркировка, определяет государство, наводя порядок в чистоте бизнеса. Ничего подпольного, все должно быть учтено с точки зрения уплаты налогов, прозрачности доходов.

Сопротивление идет мощное. Понятно, что проект нравится далеко не всем, он грозит разрушить многие нелегальные логистические цепочки. Прослеживаемость товаров позволит контролировать процесс от начала до конца. И посредники, которые привыкли кормиться, что называется, по дороге, оказываются не у дел.

Я уже упоминал лекарства. Критически важно быть уверенным, что в аптеке вам продают именно то средство, название которого указано на упаковке.

Или взять продукты питания. Нельзя писать «Свежее молоко», если оно изготовлено из порошкового. Это разные статусы по цене, качеству, воздействию на здоровье покупателя. Коды позволят маркировать продукцию и отслеживать любой контрафакт.

— А подделать ваши QR-коды нельзя? Голь на выдумки хитра, что угодно замастырит…

— Теоретически в этой жизни все можно скопировать, вопрос в том, что злоумышленник в любом случае будет выявлен.

— Врагов много нажили?

— Не знаю. По крайней мере, по-прежнему обхожусь без охраны. Никогда не видел в этом смысла.

Наверное, проектом маркировки товаров мы перешли кому-то дорожку, отгоняем от кормушек, но порядок ведь наводить надо.

Считаю, что производство медикаментов, детского питания, безалкогольных напитков точно нуждается в системе тотального отслеживания. Что же касается сопротивления, мне не привыкать. Нечто подобное мы проходили, когда запускали кассовую реформу, давшую громадную пользу государству. И тогда страшно давили, а сегодня на этом практически живет статистика страны. Даже в период пандемии.

Это тоже была абсолютно инновационная история. Запуск кассовой реформы дал старт многим интересным проектам. Случился своего рода высокоинтеллектуальный взрыв, рождение новых вертикалей, способных пронизывать систему сверху вниз.

— Но где государство, там часто коррупция.

— Не на этой теме. На маркировке она невозможна. Раньше считал, что бизнес начинается с интересной технологии, потом переосмыслил и понял, что в основе лежит услуга, потребность в определенном продукте. Затем уже появляются технические средства и решения, которые позволяют это обеспечить.

Маркировка товаров — шанс для построения стартапов. Скажем, почему не создать «умную» аптечку, где будет собрана информация о том, что за лекарства у человека есть дома, как их правильно принимать, когда истекает срок годности? Все сведения — на основании сканированных кодов. Это удобнее, чем читать напечатанную маленькими буквами инструкцию

Повторяю, для инноваций нужен правильный мотиватор. Убежден, что при запуске государственно-частного партнерства, когда решается социально важная задача, обязательно появится что-то новое.

Это раньше бюджетные средства вкладывались в технологии для решения госзадач — та же оборонка служила драйвером развития. Сейчас другая история.

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— Правильно понимаю, что маркировка — один из ваших приоритетных проектов?

— Мой пробный шар: смогу ли что-то делать в России. Знаю, что многое мне сегодня запрещено. Хочу найти то, что разрешено.

— И чего вам здесь нельзя?

— Уже говорил: устав фонда Almaz Capital не позволяет инвестировать в Российскую Федерацию.

— Almaz Capital зарегистрирован в Штатах?

— Нет, наш третий фонд, например, прописан в Люксембурге. Европейские инвесторы попросили уйти туда с Кайманов. Типичная история для транснациональных фондов.

— Отношение к русским сильно изменилось в последние годы?

— Безусловно. После Крыма.

© Сергей Бобылев/ТАСС

И не только к деньгам или инвесторам.

Есть ограничение даже на использование специалистов из России. Новая волна! Официально нигде не записано, никто прямо не скажет, что нельзя брать, но негласно привлечение российских разработчиков не приветствуется. Поэтому многие отечественные компании, вышедшие на международные рынки, стараются скрыть происхождение

Таковы реалии. Но внешние обстоятельства — одно, а желание сделать что-то полезное для России — другое. История ЦРПТ, Центра развития перспективных технологий, занимающегося системой цифровой маркировки, — лакмусовая бумажка для меня. Когда делались онлайн-кассы, я не скрывал, что моя цель — создание объектов для инвестирования Almaz. А в проекте с маркировкой хочу увидеть, какие рождаются плоды. Да, какое-то сопротивление еще будет. Как и крики про ограбление страны, но, думаю, уже не только государство, но и бизнес, и потребители видят выгоду.

Часть 3

О мотивации, фишинге, жульничестве, бизнес-предприимчивости, многоженстве и Гюльчатай

— Но вы ведь не из благотворительности занялись маркировкой. Сколько рассчитываете зарабатывать с каждого кода?

— 50 копеек. Уверяю вас, деньги в данном случае — не самое главное. Для меня это попытка запустить инновации. Неплохо, если сможем отбить вложенное. Нас на каждом шагу пытаются остановить: мол, давайте исключим молоко, лекарства, минеральную воду… История на грани. Пока мы сидим в убытках, в сильном минусе.

Хотя видел мультики о новых яхтах Алишера Бурхановича. Мне кажется, у него и старая неплохая, а я вообще без этого обхожусь.

— Почему?

— На мой взгляд, это не сохранение капитала, а банальные понты. Сначала люди стремятся купить, а потом многие обладатели дорогих игрушек думают, как бы избавиться от обузы? Уже объяснял вам: я рано познакомился с американскими миллиардерами, они рассказали мне правду про богатство. Не в нем счастье.

Посмотрите на мировую элиту айтишного бизнеса. Наша пресса любит сочинять истории об их домах на Гавайях и прочей роскоши… Но я вижу иное. В подавляющем большинстве это аскетичные люди, совершенно спокойно относящиеся к материальным ценностям. Зачем покупать яхту, если сможешь пользоваться ею раз в году?

— Как считаете, наши толстосумы наедятся когда-нибудь?

— Надеюсь. Даже верю. Вижу, состоятельные люди в России все чаще задумываются, что можно не на предметы роскоши в очередной раз потратиться, а вложить частные деньги в то, что принесет пользу обществу. Должен измениться концептуальный взгляд на происходящее вокруг.

— А ваша личная мотивация в чем?

— Мне интересно увидеть Россию инновационной. Хочу, чтобы российский капитал начал работать в стране, а не только за ее пределами. Поэтому пытаюсь продвигать простую, на первый взгляд, идею — инвестиции в обмен на рынок или рынок в обмен на инвестиции. Как кому больше нравится.

Если гарантирован спрос и понятен объем рынка, можно рисковать и частнику, и государству. Главное — закрепить обязательства сторон в так называемом ГЧП, государственно-частном партнерстве.

А проекты могут быть разными: и «умная» дорога (перевозка груза из Китая в Европу за 12 дней по цене морской доставки), и «умный» дом (скажем, все строящееся жилье не сдавать без интеллектуальной системы ЖКХ). И так далее. Главное, что подобные проекты реальны, за ними стоят живые люди, они дадут спрос на новые инновационные решения в области интернета, программного обеспечения, радиоэлектроники.

Именно так подхожу к проектам: нужно запускать спрос на инновации через технологические вызовы для предпринимателей и инженеров, а не через так называемое импортозамещение.

И еще. Например, если мы умеем делать конкурентные солнечные батареи, давайте поставим перед собой задачу, что пять-десять процентов всех сдаваемых объектов строительства будут покрыты такими панелями

Мне важна не только прибыль, но и то, что получится в итоге, будет ли развитие всей цепочки, начиная с софта и заканчивая микропроцессором. Сколько новых компаний появится и станут ли они конкурентны на мировом рынке, с какой капитализацией.

Деньги же — некий индикатор, показатель успешности проекта. Хотя никогда не стремился попасть в список Forbes, это точно не являлось для меня целью.

— Все так отвечают.

— Рассказал вам биографию: в советское время я круто взлетел вверх и к 90-м годам поднялся очень высоко. Вы вот про личный самолет спрашивали. У нас в ЭЛАСе было три борта, и практически в любое время я мог заказать их для своего полета или как главный конструктор предоставить министру либо иной структуре.

А потом наступила новая жизнь, все регалии и привилегии мигом исчезли. Качели: то, значит, вершина, то — подножье. Я прошел несколько таких периодов.

В нулевые, например, потерял значительное количество денег, отдав их в доверительное управление. Был слишком занят своим бизнесом. Даже в прошлом году у меня почти увели большую сумму.

— Каким образом?

— Банальным, к сожалению. Лихо раскрутили нас с моим хорошим другом и партнером, известным айти-предпринимателем.

Я перечислил ему заем, и деньги оказались на чужом счету в Гонконге.

— Такое возможно?

— Элементарно! По заявлениям гонконгской полиции, подобное происходит пять-шесть раз в неделю. Работают международные преступные организации, которые профессионально занимаются фишингом. Выбирают человека и ведут его. Вот мы с вами сегодня наговорили много всякого. Прочитает кто-то наше интервью: ага, этот парень, возможно, из Forbes, у него есть фонд, активы, проекты… Надо бы прощупать.

И начинают мониторить. Меня наверняка долго пасли. Где-то произошел взлом, залезли в историю переписки с тем самым другом-айтишником. Думаю, все случилось в Китае, когда я на три часа оставил телефон без присмотра в номере отеля. Или товарища взломали, у него в компании всякие люди работают.

В разных софтах по-прежнему остается много дыр. Мы могли дать доступ к служебным почтовым ящикам своим секретарям, чтобы те вели их, отвечая на нудные письма. Есть такая специальная функция.

Сложно сказать, но факт остается фактом: кто-то вклинился в нашу переписку, незаметно подключился…

— В итоге вы перевели деньги со счета, а они уплыли не туда?

— Фантастическая история! Когда рассказал Тимуру Бекмамбетову, он ответил: это готовый сюжет для сценария голливудского фильма. Идеально ложится! И знакомый продюсер, с которым я встречался на Тайване, подтвердил слова Тимура. Только, говорит, надо добавить женскую линию, и успех гарантирован, народ будет смотреть.

© Сергей Бобылев/ТАСС

— В двух словах перескажите.

Не знаю, где и когда меня с приятелем посадили на крючок, но с определенного момента за нами пристально следили. Зарегистрировали и открыли специальные компании, создали доменные имена… Целая операция! Можно жить год и не знать, что вас выбрали в качестве жертвы и ждут, когда появится возможность забросить наживку, которая будет проглочена

Все люди, периодически сталкиваясь с проблемами, обращаются за помощью к партнерам или друзьям. Вот и в переписке с моим товарищем возникла эта тема. Фигурировала весьма крупная сумма.

— Порядок цифр?

— Не хочу уточнять. Миллионы долларов.

Когда мы начали обсуждать вопрос о займе, жулики включились по полной. А до этого изучали нашу психологию, вплоть до стиля и манеры общения. После чего стали аккуратно менять сообщения, точнее, вкраплять собственные и сворачивать все в нужное им русло.

— А вы ничего не заметили?

— Говорю же: работали профи! Они не выключили наш диалог, а влились в него. Не всю переписку им удавалось контролировать, к тому же мы созванивались по телефону, какие-то нюансы проходили мимо аферистов, но по последующим действиям они четко понимали, о чем мы общались, и продолжали вести свою игру.

Уже говорил, что порой прошу кого-то из коллег составить вместо меня деловое письмо, которое потом сам отправляю. Люди, хорошо со мной знакомые, понимают: это писал не я. У любого человека существует авторский почерк, повторить его трудно, а вот этим жуликам подделать удалось. Не знаю, использовали они искусственный интеллект или нет, но потрудились хорошо. А дальше начали режиссировать за нас. Отключать, например, в какой-то момент почту, не доставлять одно письмо, менять его на другое…

Конечно, это высокое мастерство. Я же с человеком в постоянной переписке, а тут не почувствовал, как нас трамбуют по полной программе. Обоих. В итоге они даже прислали сертификаты для проверки компании, предоставили все затребованные документы, и… деньги ушли на другой счет.

В ключевой момент я летел в Сан-Франциско из Амстердама. В самолете работал Wi-Fi, можно было пользоваться телефоном. Сперва я пропустил звонок, потом попытался вернуть, но уже у товарища оказался занят номер. Пишу сообщение, мол, как дела, деньги к тебе ушли три дня назад. Получаю ответ: ты о чем, ничего не поступало. Ну, шок на взлетной полосе. Я начал судорожно звонить, стюардессы, естественно, забегали. Дескать, во время набора высоты надо выключить телефон. Словом, обстановка накалилась. Я летел и думал, что в 2019 году взрослых мужиков развели, как пацанов…

Приземлился в Сан-Франциско, меня встретил сын, мы поехали на ужин с коллегами. Приезжаем, а они уже в курсе. Мой партнер по несчастью, пока я летел, поднял всех на ноги. Удивительное совпадение, один из членов совета директоров компании моего товарища — бывший главный юрист Агентства национальной безопасности США. В 1997 году именно АНБ пыталось разобраться с VPN для Windows-среды, который мы разработали и лицензировали, а потом продали Sun Microsystems. Очень заметная, известная личность. Когда он узнал, что дело с переводом денег на левый счет касается и меня, он вспомнил старую историю и попытался помочь. Остановить транзакцию можно было только по неофициальным каналам, без судебного заключения арестовать счет нельзя.

Операцию заблокировали, потом уже пошли формальные процедуры, суд…

— Вернули деньги?

— До копейки. За вычетом юридических услуг.

— Мораль сей басни какова?

— Мир стал более агрессивным. А публичность не всегда хороша. Сейчас надо быть еще осторожнее. За вами могут следить, караулить в ожидании удобного момента, чтобы использовать в корыстных целях.

Хотя, если говорить откровенно, отношение к жизни я не поменял. Нельзя поголовно не доверять окружающим. Все случаи разные. В чем точно убедился, так в том, что деньги — зло человеческое.

© Сергей Бобылев/ТАСС

— Да?                                                                                      

— В определенном смысле. По крайней мере, я так воспринимаю.

Из-за денег люди идут на предательства, совершают поступки, после которых не знают, как выпутаться. Грустные истории…

— Выход?

— Прощать. Не вижу смысла таить зло, тем более сводить счеты. Если человек понял, что совершил подлость, уже хорошо. А тому, кто не в состоянии признать собственную вину, никак не помочь.

Зачем суетиться? С точки зрения вечности наша жизнь длится лишь мгновение…

‘ Максим Чурусов/ТАСС’

— Философский взгляд на жизнь помогает?

— Может, меня кинут еще десять раз. Как это узнаешь заранее? Понимаете, все относительно. Кто-то поведение коллег назовет жульничеством, а другой будет говорить о бизнес-предприимчивости. Нечестные люди есть везде, в разных видах деятельности. Они пользуются чужой неопытностью, доверчивостью. Такое случается сплошь и рядом. Помните, в фильме «Силиконовая долина» инженер пытается понравиться потенциальному работодателю, рассказывает свои задумки, а рядом сидят 30 специалистов и все аккуратно записывают, чтобы потом попробовать реализовать идеи. Как расценивать подобное? Как обман наивного?

Еще раз повторю: многое зависит от отношения к той или иной жизненной ситуации. Я вот, к примеру, фаталист по натуре. Много раз садился в самолет, у которого в воздухе выявлялись неисправности, но из-за этого не перестал летать. Или взять коронавирус. У меня есть партнеры, разводящие в недоумении руки в стороны: что ты везде ходишь, ездишь, рискуешь? С ума сошел?

Конечно, стараюсь соблюдать меры предосторожности, но в то же время понимаю: чему быть, того не миновать. И в бункере можно заболеть. Кто-то случайно чихнет, а ты подцепишь.

Поэтому я за разумную достаточность. За риск в умеренных дозах.

— Как и положено венчурным инвесторам… Вы параллельно занимаетесь разными проектами, за что вас с коллегами зовут многоженцами. Кто сейчас в роли Гюльчатай в гареме Almaz Capital?

— «Любимых жен» много. В этом-то и проблема. Когда вкладываешься в ту или иную компанию, они все становятся для тебя классными, родными и близкими.

— Нельзя любить всех одинаково.

— Да, на разных этапах кто-то может требовать больше внимания. И совсем не факт, что самые лучшие. Они способны расти без дополнительной помощи, а выручать надо середняков и слабаков. Да, есть и те, кого не вытянуть, тут уже приходится выбирать, на что направлять усилия — спасать или заняться другими, которые могут подняться.

Меняются обстоятельства, рыночная конъюнктура, технологии устаревают. Сидишь, анализируешь…

— А из прежних проектов какой вам наиболее дорог?

— Ясно, что первая любовь — самая запоминающаяся…

На старте у нас был видеомессенджер Qik, который мы продали Skype. Единственное, о чем до сих пор сожалею, — рано выскочили. Пожадничали наши соинвесторы, захотели выйти в кеш. Надо было брать акции. Хотя бы на половину суммы. Через полгода компанию Skype продали Microsoft в шесть раз дороже

— Вы за сколько отдали?

— По цене стоимости акций на тот момент.

— А в абсолютных цифрах?

— У нас покупали за миллиард долларов, были готовы заплатить акциями, но мы взяли кеш да еще со скидкой. Так всегда бывает с наличными. А потом компания ушла за шесть миллиардов…

Такая вот история. Она могла выглядеть совершенно по-другому. Это запомнилось и многому меня научило. Например, как при помощи пары правильных звонков резко поменять цену.

С командой фонда Almaz Capital в Италии, 2019 год

© Личный архив Александра Галицкого

— За счет искусственного подогрева интереса к сделке?

— Конечно. Возникает конкуренция, и цена идет вверх. Стоит зашевелиться солидным игрокам, и все начинают нервничать, боясь упустить выгоду. В инвестициях психология тоже очень важна.

Это постоянный поединок, соревнование, кто кого. Убежден, что энергетический вампиризм существует, а внутренняя мотивация зашита в генах. Уже говорил, что мой отец начинал последний проект, когда ему стукнуло 80 лет с гаком. Не понимаю, как можно сидеть без дела. С ума сойду, если не буду занят чем-то серьезным. Опять же — я постоянно общаюсь с молодыми людьми, заряжаюсь от них. Не вижу себя со стороны, смотрю в их горящие глаза, проникаюсь их азартом, увлеченностью. Они строят планы на 20 лет вперед, и я невольно забываю о возрасте, включаюсь в процесс. Полезный опыт.

— С третьим фондом Almaz Capital вы еще на десяточку подписались.

— На самом деле осталось уже восемь лет, но все равно срок значительный, согласен. Да, я взял на себя определенные обязательства. Есть понятие key person, оно подразумевает, что в случае, если решу уйти, LP, основные партнеры, тоже могут сказать, что заканчивают на этом совместную историю с фондом. Они вольны и продолжить, но получают право выйти из Almaz Capital. Этого точно не хотелось бы, поскольку фонд — мое детище, и я рассчитываю еще не раз поднять бокал после совершения удачных сделок.

— Все-таки с шампанским?

— Мы же с вами в самом начале разговора выяснили: главное, чтобы повод был достойный, а с напитком разберемся…

Он вам не сударь. Кто в «Теремке» живёт — Секрет фирмы

Павел Фукс

Вопросы проверяющего инспектора про отмывание денег из России могли быть связаны с Павлом Фуксом. В отличие от него, о его брате Романе практически нет информации.

Известно, что компания Павла Фукса MCG, кроме строительства двух зданий в «Москве-Сити», владеет гостиницей «Аэростар» и планировала вести строительство Trump Tower (в итоге стороны не пришли к соглашению).

Сам Павел Фукс владел мажоритарным пакетом акций (21,83%) Совкомбанка, пакетом (10,31%) банка «Пушкино». В 2008 году компания «Олтэр» (дочка MCG) начала строить жилой комплекс Sky House в Москве. Учредителем «Олтэр» в 2010–2013 годах был Роман Фукс.

Ещё Роман работал в компании брата Mos City Group специалистом организационно-аналитического отдела, а также был членом совета директоров. Михаил Гончаров в интервью «Медузе» отрицал этот факт: «Роман — его (Павла Фукса) брат, но живут они раздельно, и бизнесы у них — раздельно».

Сдать Sky House должны были в 2011 году, но дом не ввели в эксплуатацию до сих пор.

В 2018 году на компанию Павла Фукса завели уголовное дело за мошенничество.

Роман Фукс

В 2011 году Роман Фукс баллотировался в шестой созыв Государственной думы РФ от Коммунистической партии. Но дальше регистрации дело не продвинулось.

Директор Центра прикладных исследований и программ, член правления Российской ассоциации политических консультантов Сергей Румянцев так прокомментировал ситуацию: «Спустя восемь лет сложно понять, для чего человек дал согласие на выдвижение в федеральном списке КПРФ, да ещё и шестым номером в одной из региональных групп. В 2011-м тренда на серьёзное снижение рейтинга «Единой России» ещё не было, значит, шансы у кандидата были весьма призрачны».

Сергей Румянцев предполагает, что Роман Фукс с его финансовыми возможностями был нужнее партии, чем она ему. Но об условиях «соглашения» остаётся лишь догадываться.

«Вообще, статус депутата даёт привилегии — депутатская неприкосновенность и возможность лоббирования интересов через контакты и связи; всё это для части кандидатов некий «вожделенный приз», ради которого стоит побеждать на выборах», — заключает Румянцев.

По данным СПАРК, Роман Фукс — руководитель трёх и учредитель семи дачных некоммерческих партнёрств. Все десять организаций зарегистрированы по одному адресу.

Помощь в победах: велотренажер для Ольги Петроченко

Ольге Петроченко 28 лет. Она вспоминает, что велосипед был ее любимым увлечением еще с раннего детства. «Я родилась в селе Крапивное Брянской области. Обычная девчушка из деревни. Папа и брат научили меня кататься — сначала на трехколесном велосипеде, потом с боковыми колесиками, а потом уже и на двухколесном. А потом и на больших велосипедах. Я еще до сиденья не доставала, а уже каталась. Для меня это было настоящей отдушиной – рвануть куда-то на велосипеде, где запах ландышей, пение птиц…» — рассказывает Ольга. Но в 7 лет пришла беда. Отслоение сетчатки — и слепота. Правда, к счастью, у девочки было остаточное зрение. Но о велосипеде пришлось забыть.
 
Однажды Ольга увидела в интернете информацию, что тренер по велоспорту Илья Кириенко с незрячим спортсменом Александром Семеновым проехали на тандеме 100 километров. «Это были первые 100 километров в жизни Саши, — вспоминает Ольга. — Меня это очень захватило! Своим зрением мне удалось рассмотреть фотографию, где Илья и Саша едут на велотандеме. Но прошел еще год, пока я решилась узнать, где и как можно научиться так же ездить. А пока весь год периодически смотрела на это фото».
 
В 2015 году Ольга Петроченко со своим лидером Оксаной Чепиковой выступили на велотандеме на чемпионате России по велоспорту-тандем на шоссе спорта слепых. Девушек ждало две дистанции – 25 и 75 километров, они преодолели обе, хотя и было тяжело.

«Мы пришли к финишу последние, но это все равно было победой, — говорит Ольга. – А потом, в том же году, соревнования на велотреке в Туле, там уже мы заняли второе место, заработали медали. Это вдохновило, захотелось идти дальше».

Мы собираем 82 800 рубля на велотренажер Elite Suito для Ольги. Это профессиональное оборудование поможет спортсменке готовиться к новым соревнованиям. 

Велотренажер — неотъемлемая часть подготовки для спортсмена. «Они бывают разные. Когда спортсмен уже на высоком уровне, нужно более качественное оборудование. Знать пульс, знать, какую мощность я держу, регулировать нагрузку — на этом тренажере все это возможно. Это хорошее дополнение к тренировкам», — говорит Ольга.

«Спорт изменил меня, — рассказывает Ольга. —10 лет назад я была застенчивой. Но работа раскрепощает, спорт тоже. Это выход из зоны комфорта- не засиживаешься, постоянно в движении. Появляются новые знакомые, друзья, круг общения уже огромный. И ты не одинок уже в этом мире».

Давайте поможем!

Новый Bentayga 2020 года – фото, цены и комплектации нового автомобиля Bentayga

Новый Bentayga оснащен самыми передовыми технологиями, которые гарантируют уверенность и чувство безопасности в любой поездке — будь то передвижение по незнакомому городу в интенсивном транспортном потоке, гран-туры по континентам или покорение бездорожья.

Выбор аудиосистем
На выбор заказчика предлагается две аудиосистемы: стандартная аудиосистема Bentley Signature и опциональная система — Naim for Bentley.

Интуитивно понятная информационно-развлекательная система
За новым, кристально четким дисплеем находится самая передовая информационно-развлекательная система с настраиваемым интерфейсом, динамичной графикой, онлайн-сервисами и инновационными функциями. Среди них — беспроводные протоколы Apple CarPlay и Android Auto, а также полностью обновленная навигационная система со спутниковыми картами. Предусмотрено множество входов для носителей, включая два USB-разъема формата Type-C и разъем для цифрового ТВ.

Пассажиры задних сидений оценят преимущества нового пульта дистанционного управления с сенсорным экраном с улучшенной графикой и расширенным функционалом. Впервые с его помощью можно управлять шторками панорамного люка и настройками тонового освещения.

Развлекательный комплекс для задней части салона:

опциональная развлекательная система Bentley для пассажиров задних сидений с двумя 10,1-дюймовыми сенсорными экранами высокого разрешения позволяет наслаждаться в пути любимыми фильмами и музыкой с полным эффектом присутствия. Пассажиры могут транслировать контент со своих смартфонов или планшетов на эти экраны, используя Wi-Fi в автомобиле или собственные мобильные точки доступа. Порт HDMI предназначен для подключения таких устройств, как игровые приставки. Bluetooth и дополнительный разъем позволяют подключать к системе как проводные, так и беспроводные наушники. Кроме того, звук можно воспроизводить через мощную аудиосистему, создающую эффект присутствия в концертном зале.

Суп и отопление: ночь мечты для бездомного — Новости Петербурга

Ночной социальный автобус для бездомных, принадлежащий благотворительному фонду святого Димитрия Солунского, ходит в рейс два раза в неделю: в понедельник и четверг. Значит, дважды в неделю люди, оставшиеся на улице, могут более-менее нормально поесть, согреться, отоспаться — автобус специально переоборудован для таких целей. Сиденья обиты дерматином, в салоне есть специальная кушетка для оказания медицинской помощи (это в основном перевязка и обработка ран) и отсеки для хранения вещей, еды и медикаментов. По возможности сотрудники фонда стараются отвезти бездомных в больницу, но пристроить их туда не всегда удается. Большинство медицинских учреждений не обслуживают людей без полисов ОМС. Экипаж автобуса состоит из пяти человек: два социальных работника, фельдшер, волонтер и водитель.

Пока волонтер Геннадий обеспечивает нуждающихся горячим супом и чаем с булочками, его коллега Александра оказывает информационную поддержку.

Площадь Восстания. Полночь. Напротив Московского вокзала аккуратно паркуется красный автобус средних размеров. В течение 10 минут его окружает толпа людей. Двери автобуса открываются, и 20 человек штурмуют салон. Те, кто пошустрее, заняли сиденья и кушетку, другие расположились стоя, некоторые устроились прямо на полу. Если не обращать внимания на потрепанный неопрятный вид пассажиров и специфический запах, то можно подумать, что это обычный автобус в час пик. Однако все эти люди — бездомные и бродяги. И сейчас вокруг них суетятся в сине-желтых спецовках сотрудники фонда, стараясь предоставить им все необходимое.

Пока волонтер Геннадий обеспечивает нуждающихся горячим супом и чаем с булочками, его коллега Александра оказывает информационную поддержку — выясняет, есть ли у кого-нибудь родственники, возможно ли с ними связаться. Она же обзванивает приюты и ночлежки в поисках пристанища для бездомных, которые смогут там нормально выспаться и поесть.

По словам Александры, основная проблема приютов в том, что их в городе очень мало и они не всегда готовы принять новых постояльцев. Где-то мест нет, где-то правила свои. Большинство могут приютить только на ночь, обеспечив бездомным еду и крышу над головой.

— Дело в том, что очень часто деньги благотворительного фонда и деньги из твоего собственного кармана — это одни и те же деньги, — поясняет Александра. — Вот и получается, что не всегда удается оказывать бездомным необходимую помощь. А государство такую помощь оказывать не спешит.

Кроме того, сами бездомные зачастую не готовы постоянно обитать в приютах. Они уже настолько привыкли к той жизни, которую ведут, что в приютах им просто-напросто неуютно. У многих проблемы с алкоголем, поэтому таких бездомных просто невозможно контролировать и содержать.

Они же не будут постоянно играть в шахматы, правильно? Хотя есть среди них и такие.

— Они же не будут постоянно играть в шахматы, правильно? Хотя есть среди них и такие, — горько вздыхает Александра.

Ситуация с родственниками тоже непростая. Многие из тех, кто оказался на улице без денег и документов, приехали в большой город на заработки, чтобы обеспечить семью. В итоге у кого-то просто не сложилось с работой, кого-то обманули, кто-то загулял, а теперь им стыдно даже просто признаться в этом, особенно близким людям, а уж о том, чтобы просить о помощи, не может быть и речи.

— А что я им скажу? Что я, здоровый мужик, поехал денег для семьи заработать, а у самого даже на билет обратный не хватает? Не могу я так, — вот самый распространенный аргумент среди бездомных.

Например, Руслан. Он из белорусского Бобруйска. Город, по его словам, величайший и прекраснейший. Руслан — частый пассажир социального автобуса, с экипажем дружит, особенно с Александрой — с ней старается подружиться каждый. Руслан жалуется девушке на свои проблемы, подшучивает иногда, рассказывает что-нибудь интересное. В Бобруйске у Руслана есть сестра Рита, которая занимается бизнесом. Руслан дает Александре номер телефона сестры, но просит при этом не говорить, что он бездомный.

— Просто скажите, что у меня все хорошо, — говорит он неуверенно.

Александра позвонит Рите, но просьбу Руслана не выполнит — она скажет всю правду.

Сами родственники, по словам соцработника, тоже не всегда идут навстречу.

Александра не знает, что будет после того, как она позвонит им и расскажет о том, что их родной человек оказался в трудной жизненной ситуации. Она не знает, пойдут ли такие, как Руслан, в центр поддержки, попытаются ли восстановить документы, заработать деньги, получится ли у них выбраться из всего этого…

— Я не могу уследить за каждым, — сетует соцработник. — Не силой же мне их туда тащить!

От Московского вокзала автобус едет на Васильевский остров в пункт обогрева. Александра до него не дозвонилась, но мест пять, по ее словам, там всегда найдется.

— Людям там, правда, не нравится, — добавила она. — Почему, станет ясно, когда автобус доберется до места.

По дороге к пункту обогрева возникли сложности: иссякли запасы воды для приготовления чая, а ночь только началась. Кто-то из членов экипажа предложил остановиться у круглосуточного продуктового магазина и купить воды там, однако Геннадий эту идею не поддержал и сказал, что обязательно найдутся добрые люди, которые помогут. На Литейном проспекте автобус останавливается подобрать одиноко слонявшегося по улице бродягу. Геннадий воспользовался моментом и заскочил в круглосуточную кофейню. Ему не пришлось долго объяснять бармену, кто он и чем занимается. Сотрудник кофейни без вопросов и претензий указал на туалет, хотя и проводил Геннадия странным взглядом.

Сотрудник кофейни без вопросов и претензий указал на туалет. Хотя и проводил Геннадия странным взглядом.

Итак, вода есть, можно двигаться дальше. Пункт обогрева на Васильевском острове расположен на самом отшибе — на берегу Малой Невы, за гипермаркетом «Лента». Слыша слова «пункт обогрева», представляешь небольшое здание наподобие барака. На самом же деле пункт обогрева — это большая многослойная, утепленная всеми возможными способами палатка. Внутри расположились человек 30. Кто-то спит, укутавшись во все, что есть, другие болтают, прижавшись друг к другу. Времяпрепровождение скрашивает небольшой телевизор, который здешние постояльцы внимательно смотрят. Утром местных обитателей ждет завтрак. У них тут свои правила: например, каждый спит на том, что принес с собой. Фотографировать себя они не разрешают, строго, но при этом как-то смешно грозя фотографу пальцем.

Вот на пороге автобуса сидят мужчина с женщиной — парочка. Они вместе с самого Московского вокзала.

— Слушай, давай здесь останемся! – канючит она, дергая своего кавалера за руку.

— Да ну…! – отмахивается он. — Здесь с одной стороны утеплено, а с другой все насквозь продувает.

— Ты же мужик! У тебя руки не из … растут — утеплишь, — возражает она требовательным тоном.

Мужчина промолчал. Женщина же обиделась и вернулась в автобус. Некоторое время спустя он к ней присоединился: сел рядом, откинулся на спинку сиденья. Она положила голову ему на плечо, улыбнулась и уснула.

Один мужичок все-таки решил остаться, но когда узнал, что каждый спит на том, что принес, передумал — ничего не было с собой. Его зовут Сергей. Сергей Евгеньевич. Ему под 60. На улице он два с половиной года. В прошлом — замдиректора одного из кировских предприятий. Ныне из-за сломанной руки и возраста его не берут даже дворником. На вопрос «как сломали руку» отвечает, что избили скинхеды.

Его зовут Сергей. Сергей Евгеньевич. Ему под 60. На улице он два с половиной года. В прошлом — замдиректора одного из кировских предприятий.

У Сергея Евгеньевича в Брянске жила мама, у нее был частный дом. Однажды она мылась в бане и разодрала нечаянно родинку. После этого у нее обнаружили рак. Сергей Евгеньевич все бросил, поехал к ней. Ухаживал, покупал дорогостоящие лекарства, оплачивал лечение. Спустя два года мать Сергея Евгеньевича умерла. Похоронив ее, он вернулся назад, в Киров. Дальше все развивалось по давно известному сценарию: в квартире другие люди, документы давно переписаны, идти некуда.

Из родственников у Сергея Евгеньевича остался брат, но тот мужчине почему-то не помог. У него, по словам бездомного, забот и так хватает. На вопрос «почему никуда не обратились» Сергей Евгеньевич разводит руками: «Обращусь я, и чего они сделают? Ничего!» У мужчины есть свой девиз. Точнее жизненный совет, который он дает людям: «Чем больше денег мы должны человеку, тем сильнее мы его ненавидим».

Пока мы беседовали с Сергеем Евгеньевичем, не заметили, как автобус добрался до следующей точки — Ладожского вокзала. Группу социальных работников охрана вокзала встречает дружелюбно. На Ладожском ночует довольно много народу. Причем бывает сложно отличить, кто из них ожидает поезда, а кто — бездомный, укрывшийся от холода на вокзале. После обхода территории ребята все-таки находят двух человек. И вот они уже сидят в автобусе, наслаждаются супом.

С Ладожского вокзала автобус направляется к станции метро Владимирская. По дороге к экипажу обращается один из пассажиров с просьбой остановить на Лиговском проспекте. Мужчина хочет сойти. На фоне остальных бездомных он явно выделяется. Лицо его ухоженное, борода аккуратно расчесана. На нем старая кожаная куртка, светлые, не сильно запачканные штаны, новая шапка. На ногах — хоть и поношенные, но лакированные туфли. Через плечо висит аккуратная немятая торба. Говорит мужчина с акцентом.

Оказалось, что его зовут Арсен, а на Лиговском у него квартира, в которой он живет с матерью и сестрами. Услугами автобуса мужчина воспользовался, чтобы «посмотреть, как страдают люди».

Услугами автобуса мужчина воспользовался, чтобы «посмотреть, как страдают люди».

— Меня сюда друг позвал. Сам он в конце автобуса спит. Ну, я и решил, что проедусь, посмотрю, как люди страдают. Сам я многое повидал уже, — рассказывает он.

Арсен отсидел за воровство. Выйдя на свободу, исправился. Сейчас работает дворником.

— В тюрьме все страдают. Многие тубиком болеют, — продолжает свой рассказ мужчина, «тубиком» он называет туберкулез. — Я думал, может, в жизни все не так. Но сегодня ночью убедился, что на воле люди тоже страдают. Даже сильнее, чем в тюрьме. Страшно это все. Сейчас ведь если что подцепишь, всю жизнь будешь лечиться. Может, даже и не вылечишься. Хотел до утра выдержать, посмотреть, ощутить на себе, да не могу больше — за здоровье страшно очень. У меня уже что-то кашель начался. Так что я лучше домой.

Водитель автобуса Дмитрий остановил на Лиговском. Арсен сошел. Направился он домой к матери и сестрам или еще куда — никто не знает.

На Владимирской ребята никого не нашли. Оттуда автобус поехал на Сенную, а после — на Балтийский вокзал.

На Сенной подобрали двух мужчин. Один из них на инвалидной коляске. Второй, правда, вскоре вышел, оставив Александре перед этим контакты своих родственников. Он из Белоруссии, как и Руслан.

— Завтра у меня будет «день Белоруссии», — подшучивает Александра.

У них начинается новый день. Они не знают, как он пройдет, как закончится. А закончится ли?

Охранники Балтийского вокзала оказались менее дружелюбными, чем их коллеги с Ладожского. На вопрос волонтера Федора «есть ли на территории бездомные?» они неприветливо и угрюмо отвечают: «Кто? А, бомжи! Нет, нету здесь бомжей». Автобус уехал ни с чем.

Дмитрий медленно везет всех назад, на Московский вокзал. Водитель намеренно едет не спеша и выбирает дороги подлиннее, тем самым давая бездомным возможность еще хоть немного побыть в тепле.

Площадь Восстания. Полшестого утра. Напротив Московского вокзала аккуратно паркуется красный автобус средних размеров. Из него медленно, неохотно выходят люди. Человек 20-30. Они расходятся в разные стороны, растворяясь где-то в утренней сонной толпе.

У них начинается новый день. Они не знают, как он пройдет, как закончится. А закончится ли? Они не знают, что с ними произойдет сегодня. Но одно они знают точно: если все будет нормально, то в четверг они снова придут на площадь Восстания к заветному автобусу.


Справка OK-inform

Впервые автобус благотворительного фонда святого Димитрия Солунского вышел в рейс 12 декабря 2013 года. Топливо для автобуса, еда, одежда и медикаменты для бездомных – все это обеспечивается за счет добровольных пожертвований. В дальнейшем сотрудники фонда планируют увеличить количество выездов в неделю. Согласно задумке, такой автобус будет ходить в любое время года.

Александра Черная: правила взрослой женщины

Ведущая Европа Плюс ТВ, Миссис Россия 2020 и основатель бренда высокотехнологичной одежды Александра Черная смело рассуждает в своем популярном инстаграм-блоге о семье и роли женщины в современном мире. Нам Александра рассказала об одежде «от Ростеха», женских приоритетах, своих взглядах на мир, и не только моды.   Интервью: Юлия Веселова Фото: Дарья Булавина   Читать: @aleksandra_chornaya  Купить: alexanderalexandra.com   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Александра, как вы пришли в мир моды?  

— Я стала открывать бутики итальянской одежды. Для бизнеса нужна мужская энергия, и я чувствую, что во мне ее предостаточно. Вместо того, чтобы прокачивать «женское начало» всевозможными курсами самопознания, я просто решила дать выход тому, что рвется наружу. Так я реализовала свой Инь и Ян, занявшись любимым женским занятием – шоппингом и путешествиями, превратив это хобби в дело, которое удается обычно мужчинам – успешный бизнес. 

— Какие бренды составляют ассортимент ваших бутиков?  

— Начнем с того, что дело было в Луганске. У меня было 4 бутика, а это очень немало для города с населением менее полумиллиона. Говорю в прошедшем времени, потому что война внесла свои коррективы, и я с семьей оставила Луганск. До того, как это произошло, мы с подругой ездили по миру, совершали закупки, отдыхали. Основу ассортимента составляли качественные дизайнерские вещи из Италии, Турции, Испании. Знаете, как у девочек бывает: полетели, отдохнули, закупились «на скидках». Не бизнес, а мечта – воплощенная в реальность женская мечта с неплохими дивидендами.  

 

— Вы – поклонница модных брендов?  

 — Вот как раз нет. Броские бренды из категории «они на всех и мне тоже надо» – не про меня. Я не любитель громких имен, мне кажется, это все в прошлом. Мода на пафос прошла. Сейчас ценится индивидуальность. Поэтому в Европе так востребованы местные дизайнеры. Особенно с развитием социальных сетей и онлайн торговли, когда на первое место выходит содержание и миссия бренда. Почему сейчас русские дизайнеры так популярны среди людей со вкусом? Потому что делают талантливые и безумно красивые вещи. Жаль, что пока большие европейские подиумы не готовы нас встретить, но это дело времени. 

 

— У вас яркая внешность и наверняка солидный бэкграунд модели?  

 — В душе я всегда ученик, и диплом выпускницы школы моделей есть в моем багаже. Просто потому, что я всегда учусь, мне нравится общаться, узнавать новое и экспериментировать. Внешность досталась от родителей, меня всегда выделяли среди других девочек, но на подиумах я никогда не выступала и фотомоделью не работала. Мне очень нравится мир fashion, я восхищаюсь моделями и работами фотографов глянцевых журналов и постановщиков модных шоу. Однако себя в этой среде я не вижу. По натуре я тот человек, кому ближе более основательный и менее публичный образ жизни, а также другие способы самореализации.  

 

— Почему остановились именно на производстве верхней одежды?  

 — Потому что я мама. Гуляя с маленьким сыном на улице, я никак не могла понять, почему детская одежда такая неудобная. Она сковывает движения ребенка, он как колобок в ней. А чтобы было тепло, одежды нужно много. Я постоянно задавалась вопросом, почему на детей надевают такие «матрасы»? Неужели нельзя придумать что-то легкое? Может быть, одежду с подогревом? Так мои поиски «для себя» и привели к созданию одежды с подогревом. И хотя сын к моменту запуска производства уже вырос из возраста «поиграть с мамой во дворе», идея родилась благодаря ему. Нашу одежду уже испытали и дети, и взрослые. Но поскольку бренд Alexander&Alexandra мы запускаем постепенно, сначала мы разработали полный ассортимент верхней одежды для мужчин и женщин.  

 

— В основе вашего бренда лежат серьезные научные разработки? 

 — Основа нашей одежды – тончайшее углеродное волокно производства госкорпорации «Росатом». Углеродные волокна используются для материалов термозащиты космических кораблей, самолетов, ракет, изготовления их носовых частей, деталей двигателей, теплопроводящих устройств и для энергетических установок. А наши питерские ученые придумали систему, как использовать это волокно для комфортной одежды.  

 

— Расскажите неискушенным потребителям, как происходит нагревание волокна в одежде? 

  — Скажу просто и понятно: такая одежда заряжается, как обычный телефон, только от съемного зарядного устройства, которое вы кладете в свой карман. Достаточно одного часа зарядки, чтобы тепла хватило на 8 часов эксплуатации. Наши пауэрбанки не теряют мощность, если одновременно заряжать и куртку, и телефон. Да, в одежде присутствуют тончайшие провода, но вы их даже не увидите и не ощутите. И есть углеродная нить. Ею, как тонкой паутинкой, прошита легкая подкладка одежды, совершенно незаметная и неотличимая от обычной.  

 

— Есть ли аналоги в мире? 

 — Есть похожие разработки, но они, во-первых, далеки от такого понятия, как мода, а во-вторых, батареи у аналогов заряжаются от стационарного электричества, что небезопасно. Наши же ученые трудились над технологией, где задействован именно внешний аккумулятор. Он достаточно емкий и компактный. Вы просто кладете его в карман, в нем 3 уровня зарядки – средний, низкий и высокий, вполне достаточно для комфорта. Такую одежду можно не только сдавать в химчистку, но и стирать в машинке. Главное – не забыть достать из кармана пауэрбанк. Свое светло-коралловое пальто я уже стирала, все прошло отлично, все работает и продолжает носиться.  

 

— Разработка лекал, закупка тканейдизайн моделей, маркетинг и франчайзинг  в каких из этих процессов вы принимаете участие лично? 

 — Любой человек относится к себе эгоистично. Не отличаюсь от среднестатистического влюбленного в себя и я. Поэтому скажу так: основная нагрузка лежит на мне. В этом мне помогает отличная команда, в которой, хочу заметить, много земляков из родного Луганска. Это целая фабрика в Москве, работающая только над задачами нашего бренда.  

 

— Собственный бренд – это выгодно? Вы уже вышли на точку окупаемости?  

 — Мы несколько лет тестировали разработки в лаборатории, на фокус-группе, мой сын участвовал во всех опытах по прогреву одежды, протестировал все батареи и пауэрбанки. Нами было принято обоснованное решение не спешить с продажами, учитывая, что это ноу-хау, которое стоит тщательно протестировать, прежде чем выводить на рынок. Тесты заняли два года. Изначально батарея была просто огромной, размером с 4 мобильных телефона «Моторола». Это никак не укладывалось в задуманную концепцию «элегантной легкой одежды для города и путешествий в зиму». И мы работали над этим, пока у нас в руках, наконец, не оказался легкий, мощный внешний аккумулятор.  

 

— В своем инстаграме вы опубликовали очень ироничный виш-лист на 2021 год, в котором загадали доллар «хотя бы по 60» и «туфли Givenchy, как у Меган Маркл на свадьбе». Но главное, наверное, это чтобы ваш бренд стал узнаваемым и популярным?  

 — Наш бренд еще очень молодой и совсем новый для рынка. Его выходу к покупателям предшествовали годы работы, в него вложен труд специалистов, мощности производства, аренда помещений, оборудование и материалы. Разумеется, за короткий промежуток времени на окупаемость еще не вышли, но динамика положительная, и все идет по плану. Мы уже состоялись как бренд, о нас начинают узнавать, нашу одежду оценили сотни покупателей, среди которых есть и знаменитости, и известные спортсмены. Большой плюс – это стабильность моей команды. У нас нет текучки кадров и «утечки мозгов». Над брендом работают 30 человек, и за почти 3 года никто не уволился. У нас есть силы и время развиваться в Москве, регионах, и с окончанием пандемии начать прорабатывать зарубежные рынки: возить свою продукцию на международные выставки и принимать байеров у себя в шоу-руме.  

 

— Этот номер будут читать в разгар весны. Что ваш бренд может предложить покупателям в этот период? Какие планы на лето? 

 — У нас будет новая коллекция для мужчин и женщин. Вещи без подогрева тоже будут. Но я все же настаиваю, чтобы ассортимент с углеродной нитью присутствовал и в этот период. Разве кто-то откажется от уютных кардиганов, пиджачков и ветровок, которые опционного могут давать еще дополнительное тепло в ненастные весенние и летние дни? Летом мы будем прорабатывать зимнюю коллекцию, планируем открывать бутики при горнолыжных курортах. Моя мечта — классические пальто и шубы из искусственного меха. Мы снабдим их подогревом, и в искусственном мехе холодно больше никогда не будет.   

 

— Сейчас век минимализма. Сколько вещей, по мнению «наукоемкого» дизайнера одежды, должно быть у человека для счастья? 

 — Понятие счастья растяжимое, а я, признаться, одежду люблю. Под гардеробную у меня отведено ни много, ни мало – 30 м2. И я ищу, куда бы еще сложить то новое, что умудряюсь покупать. Вообще, все мы понимаем, что большое количестве вещей — это от недолюбленности, которую мы компенсируем любовью к себе и баловством. На самом деле, человеку нужен человек, и вещи нам этого не заменят, так же как и путешествия, дома, деньги.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Кстати, в своем популярном инстаграм-блоге вы, как может показаться, посягаете на стереотипы обществаГоворите, что ячейка общества «мама-папа-я» устаревает. Не считаете ли вы, что бизнес дает женщине ту свободу, которая ставит ценность семьи на второе место или даже подвигает отказаться от ее создания совсем?  

 — Когда человек не состоит в отношениях, он, как правило, концентрируется на чем-то еще. В идеале – на самореализации, как вариант – через бизнес. Так происходит до тех пор, пока не появляются дети, и тогда семья у женщины все же выходит на первое место, как бы она ни была погружена в бизнес. В моей семье два ребенка – мой племянник, которому 23 года и который живет с нами, и мой 9-летний сын. Я буквально очарована тем, как младший стремительно взрослеет рядом со старшим братом и товарищем. Он так же, как и старший, проявляет самостоятельность, отпрашивается ночевать с друзьями, рассуждает о девушках. Для меня бесценно уделять ему время. Общение с сыном – это самое главное для меня с его рождения.  Все остальное второстепенно. Мы, женщины, по-другому не можем. Но при этом можем успевать все. У меня получается (улыбается). 

 

— Вы как-то написали: «Алкоголь старит нас сильнее, чем 10 лет эмиграции в Азию».  Ваша шутка в адрес дауиншифтеров, уехавших в Таиланд и на Бали, основана на собственном опыте? Было бы интересно узнать вашу историю.  

 — Если можно так сказать, я – анти-Европа и анти-Азия. Объездив почти весь мир, я могу с легким сердцем заявить: мы живем в лучшей стране. И нет прекраснее города, чем Москва, с ее характером, харизмой, интеллектом. Да и самые красивые люди – это, для меня, россияне. Я больше никогда не променяю отдых в Сочи, поездку на Алтай или на обожаемый Байкал и, конечно же, Крым – на отдых в Европе. Если вы не согласны со мной, значит, вы просто не путешествовали по России. Мой опыт путешественника и опыт моих друзей говорит о том, что наша природа и уже достаточно развитая инфраструктура стоят того, чтобы слова «отдых в России» вызывали зависть у иностранцев.   

 

— Как по-вашему, что должно быть у женщины к 40 годам для счастья? 

 — Стабильный бизнес, возможность не зависеть от финансов мужчины, у нее не должно быть «голодных глаз» при взгляде на мужчин и, конечно же, здоровые родители. Важно научиться понимать, почему они звонят нам «так часто». Ведь и своим детям мы со временем тоже начинаем звонить «слишком часто», как им кажется (улыбается).  

 

— Вы опубликовали в инстаграме «Пять правил взрослой женщины», где дали определение разницы между любовью и «просто сексом». Многие комментаторы посчитали ваши высказывания правилами тех женщин, которые «живут только для себя». Как нащупать грань между уважением к себе и откровенным эгоизмом, отпугивающим людей? 

 — В эгоизме нет ничего плохого. Кто нас полюбит, если не мы сами? Все хорошее, что мы делаем для других, мы желали бы и для себя. Важно понимать, что каждый в этом мире проходит свой путь, и не нужно заставлять других приносить вам жертвы. Каждый должен поступать так, как ему комфортно. В том числе, и мать ребенка. Потому что счастливые дети там, где счастливые мамы, где ребенка в любом возрасте ценят и уважают как личность. Все в мире соткано из энергии. Важно уметь отдавать и получать от этого радость. Тогда и в ответ будет то, что делает вас счастливыми.  

 

— Что делает счастливой лично вас?  

 — Сияющие глаза моего ребенка. Знаете, как бы ни складывалась жизнь, встретили ли вы или нет свою любовь, женщине после 30 лет обязательно нужен ребенок. И не важно, будете ли вы растить его одна или разделите заботы с мужчиной, важно, чтобы ребенок был. Потому что самое великое счастье – когда он мчится тебе навстречу, уже с тебя ростом, ты берешь его за руку, и вы говорите о чем-то, важном только вам двоим. И это самое важное и самое счастливое, что происходит в вашей жизни.  

 

 

 

 

Если ты остановился в развитии как футболист. Можно заканчивать « ФК «Динамо-Барнаул» — Официальный сайт

Мы пересеклись с Жировым и его агентами в Москве во время пересадки.Он летел в родной Барнаул из Германии, где уже второй год играет в «Зандхаузене». Александр сорвался в Европу после того, как не смог закрепиться в «Краснодаре». Он пережил несколько сложных периодов в карьере, как в России, так и в Германии, но сейчас вышел на пик — его назначили вице-капитаном, продлили контракт с двукратным увеличением зарплаты и обещали отпустить в бундеслигу. Оттуда есть реальный интерес. Большое вдохновляющие интервью, которое показывает, что все реально. Было бы желание.

— Что за условия были в барнаульском «Динамо»? Я знаю, что в те годы в Барнауле дети в некоторых школах тренировались на асфальте.

— На асфальте не занимался, но суперусловий не было — ни искусственных полей, ни манежей. Покрытие из земли и опилок — без травы. Потом на него постелили искусственный газон, но быстро убили, за год-полтора. Все тренировались на нем, и из-за климата оно долго не продержалось. Сейчас в Барнауле стало получше, есть искусственные поля, но без подогрева, зимой — очень сложно. Год назад построили манеж, мы же зимой занимались в обычном школьном зале — играли 4 на 4.

— Почти все из провинции стремятся в московские академии. У вас такого не было?

— Мои родители бы очень сильно переживали, если бы я уехал. Был период лет в 9-10, когда я повредил ахилл, год не тренировался и закончил с футболом. Потом вернулся. Тренер принял, спасибо ему. Пошел прогресс.

— Как родители относились к футболу?

— Поначалу отец хотел, чтобы я стал военным. Хотел отправить меня на Дальний Восток. Или чтобы стал программистом, на которого я неплохо выучился по ходу школы. Мама в основном следила за моим здоровьем — она врач. Вообще они поддерживали меня, но были небольшие разногласия при выборе университета. Поначалу думал пойти на программирование, отец тоже считал это лучшим решением, но потом, когда посерьезнее пошло с футболом, я решил идти в педагогический на тренера. Там проще учиться, совмещать с футболом.

— Как училось?

— Нормально, только один раз за 5 лет взял академ. Тогда не успел нормально сдать сессию из-за того, что переходил в «Анжи». Чисто физически не успевал. Но через год приехал в Барнаул, досдал сессию и защитил диплом.

— Родители живут в Барнауле?

— Да, и сестра тоже. В сентябре они прилетали ко мне в гости. Хочу сделать традицией, чтобы они прилетали на каждый отпуск в Германию и открывали для себя новые города. Им полезнее будет выехать заграницу, посмотреть что-то новое. Тем более у нас родственники есть в Германии. Это лучше, чем они будут находиться в Барнауле круглый год. Вообще им нравится жить в Сибири, у них нормальная работа и дача, которую они обожают. Это люди той закалки, которые не стремятся уезжать во что бы то ни стало.

— Вы долго пробивались в РПЛ в «Анжи» и «Краснодаре», но не получалось закрепиться нигде. Как тяжело было из статуса одного из самых талантливых защитников поколения, которого вызывал Капелло в сборную из ФНЛ, чувствовать, что возможность стать большим игроком в России уходит?

— Я бы не сказал, чтобы прямо сидел и думал об этом. Да, непростая ситуация, но мне было важно доказать самому себе. «Я хочу играть с сильными, значит, нужно показать, что достоин». Сейчас я в Европе, ставлю цель играть в бундеслиге. Там гораздо выше уровень, чем в России, соответственно, нужно еще больше работать. Я не видел проблемы в возвращении в ФНЛ в аренду. Это не могло меня сломать. Иногда бывает, что ты стучишься в закрытую дверь, но понимаешь, что, если продолжишь стучаться, то она точно откроется. Я так настраивал себя. Главное работать и верить в успех. Если это проблема, то иди в другую профессию.

Агент Владимир Дейнека: «На самом деле аренда в «Енисей» (тогда выступал в ФНЛ) была спланированным ходом. У нас были варианты в РПЛ, но нам нужна была команда со стопроцентной игровой практикой. Ее ему могли предоставить только в Красноярске, который тогда боролся за выход в РПЛ. Те полгода были очень важны. То есть еще до оформления аренды мы хотели найти место, где будут рассчитывать на Александра в долгосрочной перспективе. Если бы «Уфу» или какую-либо другую команду РПЛ устроил этот вариант, то мы бы согласились, но ему нужен был клуб именно на полгода. «Енисей» оказался идеальным вариантом, пускай и в ФНЛ. Подчеркну: он не вернулся в ФНЛ, потому что это его уровень, это был лишь маленький этап на пути в Европу».

Агент Михаил Ершов: «Мы как агенты над этим очень активно работали. Обычно пишут, что футболист переходит в клуб, и все. Как будто по щелчку пальцев. Это вообще не так. Мы очень много работали, чтобы подготовить возможность для перехода Саши в Европу. При переговорах с потенциальными клубами помогало, что он развивался поэтапно. Сначала ПФЛ, потом ФНЛ, затем РПЛ, то есть он рос постепенно, соответственно, имел возможности раскрыться и на следующем уровне».

— Вы отыграли стыки с «Енисеем», выиграли у «Анжи». Как приходит новость, что вас хочет клуб второй бундеслиги? В это было трудно поверить?

— Агенты скрывали от меня максимально долго. Мне проще просто играть, а уже потом в конце сезона разбираться. Это действительно их заслуга, что удалось найти такой вариант. После окончания сезона с «Енисеем» мы полетели на переговоры в Австрию, общались с «Аустрией», оттуда — сразу в Германию. Только тогда я узнал, что тренер «Зандхаузена» целый месяц смотрел мои игры за «Енисей» и обсуждал возможность подписания. Сами понимаете, что в 27 лет из России перейти в немецкий клуб не очень просто. Это сейчас я немного сдержанно об этом рассказываю, но тогда это была безумно крутая новость. Полетели поздравления от друзей, а сам я горел идей переехать в другую страну с совершенно другим менталитетом и футбольной культурой.

— «Енисей» не пытался удерживать? Все-таки команда впервые в истории вышла в РПЛ.

— Хотели, но было понимание, что я очень хочу уехать в Европу. Раз решил, то нужно переходить. Без понятия, что было бы с моей карьерой сейчас, останься я в «Енисее».

— Парень из Барнаула, хорошо посмотревший Россию благодаря ПФЛ и ФНЛ, приезжает в немецкую провинцию. Что он видит?

— Красивейший город Гейдельберг. Потом я столкнулся с множеством бытовых проблем. Надо было искать квартиру, а сделать это очень сложно. Там была только кухня, что, как потом я узнал, уже неплохо.

Ершов: «Проблема в том, что это студенческий город — там собраны лучшие университеты Германии, штук 5-6. К тому же сам Гейдельберг очень красивый. Плюс рядом «Хоффенхайм», футболисты которого тоже снимают жилье в этом городе. Квартиру найти просто невозможно, кем бы ты ни был. Поэтому когда позвонил спортивный директор и сказал, что есть вариант, мы согласись сразу, даже не просматривая фотографии».

— Суть в том, что в Германии сдают квартиры без мебели. Все покупаешь сам, даже интернет нужно проводить самому. Кстати, клуб не покрывает эти расходы — все за свои деньги. Я поехал в «Икею» с другом из команды Эриком Зенга (говорит на русском), обставил квартиру самым необходимым. Купил себе пару матов для йоги, спал на них.

— Маты для йоги?

— Ну да — те, что потолще. Два положил и спишь. Ничего страшного.

Затем нужно было брать машину в лизинг — такси там просто невероятно дорогое. Покупать бессмысленно — гораздо удобнее и выгоднее оформлять лизинг: это будет стоить меньше тысячи евро в месяц. Новая машина с включенной страховкой. Надоела или просто не понравилась — поменял. Я взял Volvo, пока доволен.

Ершов: «Интересная история была с медосмотром: Саша проходил врачей два дня. Взяли все анализы, проверили на всех аппаратах, расспросили про все детские прививки. С ним работал психолог, задал 1000 вопросов, он выглядел, как профессор с взъерошенными волосами. В общем, завели целую папку. И это вторая бундеслига. Не первая.

— Думаю, это в большей степени из-за проверок допинга. Там в Германии очень строго: могут в любой момент прийти на тренировку и сказать, что идешь на проверку. У меня так было. Пьешь воду и сразу сдаешь.

— Что с языком? Как общались?

— По сути, никак. Я не знал ни английского, ни тем более немецкого. Из-за мебели и прочей бытовухи, откладывал изучение, но потом агенты настояли. Скинули мне пару программ, чтобы найти репетитора. В клубе есть правило, что в раздевалке и на всех командных мероприятиях можно говорить только по-немецки. Для меня сделали исключение, разрешив первое время говорить по-русски с Эриком Зенга.

Хочу сказать, что немцы — прекрасные люди. Если ты говоришь с ними на немецком, то для них ты — свой. Да, они бывают слишком роботизированными, но в целом такие же дружелюбные и хорошие люди, как в России.

— Давайте про футбол. Вы видели футбол в России на всех уровнях. Что удивило в Германии в первую очередь?

— Интенсивность. Тактика. Работа с мячом. Ты должен держать высокий темп до последней минуты. Когда я сыграл первые два матча, то подумал: «Блин, я реально не готов физически». Очень высокий темп. Постоянно бьются. Могут пойти в стык, судья не свистнет. Иной уровень жесткости.

— В ФНЛ не так?

— Нет, несопоставимый уровень борьбы. Почему российским клубам и тяжело в Европе. Еще чувствуется, что судят абсолютно по-другому. Наши растворяются на фоне английских, немецких, испанских команд, привыкли, что в России свистят любой толчок. А там дают играть. Реально жесткий мужской футбол. Если будешь поджимать ноги, никто не станет свистеть, потому что против тебя все играют жестко через мяч, либо толкают корпусом. Ты же, блин, не в балете, ты должен бороться за мяч и выгрызать его. В этом и заключается разница в уровне. Все рубятся до последней минуты.

— Тренировочный процесс сильно отличается?

— Я не буду углубляться, но во время нагрузочной тренировки постоянно работаешь на рывках. Короткие паузы на восстановление — 2-3 минуты. Очень много мячей расставляют на бровке, чтобы как можно быстрее возобновить работу, если мяч укатился за линию. После тяжелой работы — дополнительные рывки на закисленных ногах, чтобы увеличить потенциал и выносливость. Темп работы на тренировке стараются максимально завысить, чтобы быть готовым к высоким скоростям в игре.

— Отношения с тренером в России и Германии. Есть различия?

— Да, ты можешь спокойно с ним поговорить. Он дает понять, что в случае любых проблем двери открыты. Тренер в Германии иногда главнее президента. Вся система строится вокруг него. Он определяет время перелета, питание, интенсивность тренировки. Еще в Германии перед домашним матчем, если игра днем (в 13:30), то называют время сбора в раздевалке, и все. Нет раннего заезда на базу. Если игра вечером, добавляется еще небольшая разминка утром.

— То есть там дают больше свободы?

— Да, верят игрокам, относятся как к профессионалам. Если ты не будешь себя вести как профи, то быстро выпадешь из состава и не факт, что снова получишь шанс.

Ершов: »Еще одно важное отличие — отношение. Профессионализм касается и интервью. Ты не только играешь в футбол, ты — медиаперсона, которая представляет клуб. Все они частные, и чтобы продавать абонементы, должен быть интерактив игрока и болельщика. С кем-то пообщался, кому-то подарил футболку, кому-то — шарф. После матча игрок может 40 минут раздавать интервью. Это часть профессии, а не «извините, пирожки». В Германии неприемлемо проявить неуважение к прессе, судье, болельщику. Клуб зарабатывает, поэтому все имеет значение».

— Еще очень интересно, что после раздевалки и интервью, ты можешь подняться наверх, покушать, где также сидит много болельщиков. Ты садишься за один стол с ними, ешь и обсуждаешь игру. Им приятно, да и тебе тоже. После матча с «Гамбургом», мы с другом ехали домой поздно. Два дедушки остановили, говорят, долго автобус ждать, попросили подвезти. Едем, разговариваем. Они думали, что мы тоже болельщики и только потом поняли, что мы футболисты, а я сегодня гол забил. «Вау, извини, сразу не узнали».

— Если проигрываешь матч, то идешь наверх в лаундж? Там могут предъявить за игру?

— Без проблем, поднимусь. Они поддержат, попросят дальше стараться и гнуть свою линию.

— Бывший тренер «Зандхаузена» Кенан Кочак был ооочень заинтересован в вас. Удивило, что коуч второй бундеслиги смотрит матчи ФНЛ?

— А почему нет? Там очень много игроков из разных стран — Японии, Китая, почему не могут быть из России? У нас хорошая футбольная страна. Возможно, мы сами накручиваем себе ограничения в голове. Была интересная ситуация. Мы параллельно общались с «Аустрией», и Кочак писал сочинения агенту. Он турок, но писал через гугл-переводчик на русском: «Зачем вы повезли Сашу в «Аустрию». Его дом — в «Зандхаузене». Я практически укомплектовал всю команду, представь, что это человеческий организм. У меня остался последний пазл в левую часть грудной клетки — сердце, где должен играть Жиров. Я хочу этот пазл, дай мне возможность его вставить, чтобы, наконец, у меня появилась та команда, о которой я мечтал. Нужно сердце для моей команды».

Дейнека: «У нас в России тренер звонит и говорит: «Ты мне нужен, мы тобой интересуемся». А в Германии если тренеру нужен конкретный футболист, то он едет к агенту, футболисту, жене и уговаривает. Это часть его профессии, он — менеджер. Кочака уволили из «Зандхаузена», но сейчас он работает в «Ганновере» и снова хочет подписать Сашу. Правда, они сейчас на 13-м месте во второй бундеслиге, но должны подтянуться — у них очень богатый клуб: владелец — пятый в списке немецкого Forbes».

Ершов: «Был интересный кейс. Ханнесу Вольфу (бывший главный тренер «Штутгарта» и «Гамбурга». — «Матч ТВ») очень нужен был опорник из бельгийской лиги. Он ему звонит, зовет, а тот отвечает, что хочет остаться в Бельгии. Вольф, тренер бундеслиги, прилетает в Бельгию. Едет домой к футболисту. Тот в шоке. В итоге он уговорил и его, и семью за вечер. Утром они начали переговоры. Так же делает Моуринью и другие топы. У нас же тренеры в основном считают, что это работа спортивного директора или кого-то еще».

— При всем при этом, когда я неудачно начал — допустил ошибки в первых же матчах, — он посадил меня и долго не давал шанса. Потом его сняли. Пришел новый тренер, поговорили. «Пока я не вижу тебя как футболиста», — сказал он мне, показывая на фамилии моих партнеров по обороне. Дал понять, что они выше уровнем, чем я. Окей, продолжил тренироваться и начал играть за вторую команду. Это пятая-шестая лига. Там бегают молодые парни против мужиков, которые играют, а потом пьют пиво.

— Прям совсем пузаны?

— Да, да, но не все. Кто как за собой следит. Думаю, там уровень ЛФЛ.

— Как переживали эту ситуацию?

— Ничего, просто приходил и играл. У меня не было игровой практики, нужно было хоть где-то получать удовольствие от футбола. Потом узнал, что на моих играх были президент, спортивный директор, обсуждали меня с тренером второй команды. Он хвалил, говорил, что отдаюсь на 100 процентов. Но я реально там старался, не отбывал номер. Все это доходило до тренера первой команды, который также видел меня на тренировках. В итоге заслужил шанс. Оставалось три встречи в декабре прошлого сезона. Сыграл во всех — не проиграли ни одной. Потом я понял, что, если бы не эти три игры, то меня бы выставили на трансфер уже зимой.

— Ого.

— Да, но после зимней паузы меня снова посадили на скамейку. Проиграли 3 матча из 4, в итоге вернулся в старт, и мы выиграли 9 матчей подряд. Тогда он окончательно поверил в меня и сказал, что собирается рассчитываться и дальше. Во время летней подготовки к сезону он подошел ко мне с разговором: «Алекс, учитывая твои человеческие и футбольные качества, хотел бы, чтобы ты стал вице-капитаном в новом сезоне. Другие тренеры тоже за. Буду рад, если ты согласишься». Конечно, я согласился.

— Вице-капитан должен знать язык. Насколько продвинулись за это время по 10-бальной шкале?

— Если на разговорном — 5-6. Если на уровне понимания — 7-8. На уровне футбола все понимаю, но с языком в быту пока есть пробелы, особенно если разговор идет на узкую тему.

— Вторая бундеслига. Широкая аудитория знает «Гамбург», «Штутгарт», «Ганновер» и «Нюрнберг», которые недавно играли в бундеслиге. Что представляют собой остальные команды? Что делает ее крутой?

— Очень много ребят из национальных сборных, но я бы отметил прежде всего менталитет футболистов. Все невероятно заряжены. Для последней команды не проблема обыграть первую. Отсутствует обреченность, что «Штутгарт» приедет к нам и выиграет, а мы поедем к «Гамбургу» и обязательно проиграем. Если глянуть по таблице, то у лидера: 9 побед — 7 ничьих — 2 победы. От второго места до зоны стыков — 12 очков. Ни одна команда не дает расслабиться. «Гамбург» шел на первом месте, его обыграли аутсайдеры, и он уже не в лидерах.

Ершов: «Первая и вторая бундеслиги за год зарабатывают порядка 4 миллиардов евро. Первая — 3,2, вторая — 0,8. Последние 15 лет заработок каждой из лиг неизменно растет. Каждый год. От 4 млрд 1,2 идет в госбюджет. Представляете, насколько это серьезный бизнес для страны?»

— У людей фетиш — они работают с понедельника по пятницу, а на выходных идут на стадион. Потом живут всю неделю приятным ожиданием похода на футбол. Они получают удовольствие, находясь в этом цикле. После игр не уходят сразу домой, а сидят в лаундже еще пару часов — обсуждают матч, параллельно смотрят другую игру на фоне.

— Матч против «Гладбаха» в Кубке Германии. Почувствовали, что это совсем другой уровень?

— Чувствуется качество футболистов, больше индивидуального мастерства. Их форвардам Плеа и Тюраму достаточно твоей секундной слабости, чтобы наказать.

— Гол в ворота «Гамбурга». Все побежали праздновать к угловому флагу, и вы что-то говорили на ухо одному из партнеров. Что?

— Ха-ха, честно не помню, но, скорее всего, поблагодарил за подачу. У него, бывало, не получалось, а тут идеально исполнил именно в ту точку, которую мы отрабатывали. Там, кстати, как раз видно уровень борьбы в Германии. Соперник держал меня, но перед прыжком я его оттолкнул. В рамках правил, но все-таки. Судьи никогда не свистнут, если оба футболиста борются. Но если все-таки нарушил, а главный не свистнул, то есть VAR. Он работает на всех матчах второй лиги.

— Эрик Зенга — ваш русскоговорящий друг в «Зандхаузене». Что у него за история?

— Он родился в Костроме. Папа из Анголы, мама — русская, познакомились в Москве, оба учились в одном университете. В пятилетнем возрасте Эрик уехал с мамой в Германию. Она продолжила учить его русскому языку, ну, а со мной он снова его подтянул. Сейчас общаемся уже вперемешку с немецким. Эрик — очень хороший друг и отличный человек.

— Без него смогли бы адаптироваться?

— Вряд ли. Грубо говоря, он был мне как няня. Помогал во всем. Заказать кровать, взять машину в лизинг — во всем. Он сейчас был на травме, и я в свою очередь старался всегда быть рядом.

— Вы утвердились в статусе основного дефа «Зандхаузена», он подтянулся в таблице + гол «Гамбургу». Какие мысли о будущем?

— Пусть агенты ответят. (Смеется.)

Дейнека: «У нас общие цели. Хотим в команду бундеслиги. Либо в сильную команду второй бундеслиги, которая выйдет в первую. «Гамбург», «Штутгарт». Но, опять же, мы не зарекаемся. Общались с загребским «Динамо», общались с серией А. Мы открыты. Ставим в приоритет зарубежные варианты».

— Да, я счастлив в Германии, но не могу утверждать, что останусь там навсегда.

Ершов: «Конечно, если это будет предложение топового клуба РПЛ под еврокубки, обязательно рассмотрим, но не ниже, просто нет смысла. Если Саня еще отыграет пару лет, то сможет получить вид на жительство. Возможно, захочет купить недвижимость в Германии и остаться жить после карьеры».

— В конце ноября Жиров продлил контракт с «Зандхаузеном» до лета 2023 года. Разве не проще было бы уйти в бундеслигу по предыдущему контракту? Или вам было важно выразить респект клубу за доверие?

Дейнека: «В принципе, опция по контракту предусматривала автоматическое продление еще на сезон, но они предложили долгосрочный вариант. Мы хотели проявить уважение и зафиксировать договоренности с клубом, плюс ему существенно увеличили зарплату, почти в два раза. Кроме того, клуб сказал, что готов продавать — он ставить цель зарабатывать деньги. «Зандхаузен» дал дорогу Саше, мы не могли отнестись наплевательски и просто отказаться от продления».

Ершов: «Мы понимаем, что Сашу могут купить за хорошие деньги — 3+ млн. В Германии нет проблемы заплатить за игрока такие деньги, они не бояться платить».

— У нас совсем недавно, в последний день летнего трансферного окна, парня забрали за 3 миллиона евро. Филиппа Фостера купил «Штутгарт», договорились за день.

— 24 января Жирову исполнится 29 лет. Это не проблема?

Дейнека: «Для центрального защитника это хороший зрелый возраст. Он не опускается ниже своего уровня, не подвержен травмам. Клубы берут либо перспективу, либо качество на сегодняшний день. Саша за этот год доказал, что он достоин шанса в элите».

— Я еще не старый. На 24 выгляжу. В «Вердере» Писарро — 41 год, и ничего, бегает. Много центральных защитников возрастных играет, действительно много, так что мои 29 лет — точно не приговор для перспектив в Германии.

— Переход возможен зимой?

Дейнека: «Почему нет, мы ведем переговоры, но не хотели бы сейчас называть конкретные варианты. Дела любят тишину».

— Даже я не знаю конкретики, они мне не говорят. Мне проще жить спокойно, а обсуждать только тогда, когда доходит до серьезной стадии.

— Совет, который вы бы дали бы молодому парню, который сейчас неплох в ФНЛ или РПЛ и хотел бы попробовать уехать в Германию, но сомневается?

— Лучше попробовать, чем потом жалеть, что не попробовал.

— А если и здесь все хорошо?

— Да не может быть хорошо, если ты остановился в развитии как футболист. Роналду же никогда не останавливается. Если ты успешный бизнесмен, то тебе нужно постоянно расширять бизнес, работать и зарабатывать. Так и в футболе. Если остановился, то все, можно заканчивать. Если ты хочешь осуществить свою мечту, прийти к своей цели, то нужно пробовать. Я так рассуждал, когда решался на переезд. Поехал, потому что хотел. Никакого подвига здесь нет. Ты доказываешь все самому себе. Прежде всего. Нужно жить своей жизнью и проживать ее не зря. Стремиться к мечтам и целям. Иначе в чем смысл?

Источник: matchtv.ru Автор Егор Кузнец

Рубрики: Воспитанники «Динамо», Интервью, СМИ о нас

Сашиных рецептов

Сашиных рецептов

davidbarber.org



Наша кухня никогда не будет такой опрятной! На нашей кухне всегда что-то происходит, а пока рецепты из семейной поваренной книги, или эпический, или Марк Биттман (мы используем его вегетарианскую книгу, но вы можете предпочитаю мясо с мясом) может послужить отправной точкой, в конце дня они всегда немного (или не очень) изменяются.Готовить у нас дома — это больше искусство, чем наука, и часто «Немного того» или «Немного того» составляют большую часть процесса, а не добавление к основному.

Ниже приведены некоторые рецепты, которые нам удалось запечатлеть, когда они вылетают из эфира и оказываются на нашем обеденном столе. Мы надеемся, что они вам понравятся так же, как и нам.


Рецепт быстрого безмесного хлеба от Саши

  • 4 стакана муки
  • 2 чайные ложки соли
  • 2 чайные ложки сахара
  • 2 1/4 чайных ложки дрожжей
  • 2 стакана воды (1/2 стакана кипятка на 1 1/2 стакана холодной воды)
  1. В большой миске смешайте муку, соль и сахар.Добавьте дрожжи в теплую воду и дайте им активироваться в течение 10 минут, затем добавьте к мучной смеси. Обязательно тщательно перемешайте воду (проверьте, не скрываются ли под ней отложения муки).
  2. Накройте миску влажным кухонным полотенцем, затем нагрейте духовку до 400 * в течение 1 минуты, затем выключите ее, чтобы создать «ящик для расстойки» (теплое место, где поднимается хлеб). Поставьте миску в выключенную духовку и оставьте на 1,5–2 часа.
  3. Выньте миску из духовки и переверните хлеб на посыпанную мукой поверхность (в идеале — силиконовый коврик для выпечки, который является гибким).Присыпьте хлеб небольшим количеством муки и с помощью резиновой лопатки сформируйте из него шар (не беспокойтесь о том, чтобы придать ему идеальную форму — в конечном итоге все это соберется в духовке). Постарайтесь положить шарик стороной со швом вниз, затем посыпьте немного мукой и положите сверху кухонное полотенце. Вы можете дать тесту отдохнуть в таком состоянии от 30 минут до 2 часов, в зависимости от вашего расписания.
  4. За 30 минут до того, как вы захотите испечь хлеб, поместите 5-литровую духовку или аналогичный сосуд для духовки с крышкой в ​​духовку и разогрейте ее до 450F.Через 30 минут осторожно снимите голландскую духовку, снимите кухонное полотенце с хлеба и переверните силиконовый коврик для запекания над голландской духовкой. Хлеб может прилипать к циновке, но сила тяжести в конечном итоге победит. Слегка встряхните голландскую духовку, чтобы хлеб равномерно распределился, затем закройте крышку и снова поставьте в духовку. Выпекайте под крышкой 30 минут, затем снимите крышку и запекайте еще 15–30 минут. При необходимости снизьте температуру, чтобы корочка не подгорела. Выньте из духовки и переверните голландскую духовку над решеткой (или используйте щипцы или большую прочную лопатку, чтобы вынуть хлеб из голландской духовки) и дайте ему остыть в течение 15 минут.

Рецепт коньячных персиков Саши

  • Пять персиков
  • Полстакана сахара
  • Четверть стакана воды
  • Четверть стакана бренди
  1. Очистить персики (сделать крест острым ножом, 10 сек в кипятке, добавить в ледяную воду), разрезать на восьмые
  2. Налить воду и сахар в кастрюлю и довести до кипения
  3. Добавьте персики и готовьте под крышкой 5 мин.
  4. Откройте крышку и уменьшите количество жидкости примерно наполовину
  5. Снять с огня, добавить бренди

Макароны с сыром

  • 1 фунт макаронных изделий (панцирей или локтей)
  • 2 столовые ложки сливочного масла
  • 1/2 нарезанной луковицы
  • 2 столовые ложки муки
  • 2 стакана молока
  • 1 столовая ложка горчицы
  • 12 унций измельченной замороженной брокколи
  • 1 стакан тертого сыра
  • 2 ст.ложки панировочных сухарей (по желанию)
  • Соль и перец
Доведите воду до кипения, чтобы приготовить пасту.Пока вода нагревается, растопите 2 ст.л. сливочного масла. Добавить нарезанный лук и перемешать до полупрозрачности. Добавьте 2 столовые ложки муки и перемешайте до слегка коричневого цвета. Добавьте 2 стакана молока и 1 столовую ложку горчицы. Перемешайте, пока он не станет однородным и не начнет загустевать. Добавьте пакет замороженной брокколи объемом 12 унций и перемешайте. Добавьте 1/2 стакана тертого сыра и перемешайте. Добавьте соль и перец по вкусу. Когда лапша будет готова, слейте воду и добавьте в соус. Положите в контейнер, безопасный для духовки, и сверху добавьте сыр и панировочные сухари (по желанию). Выпекать в духовке 400 * 15 минут или до образования пузырьков и подрумянивания.

Начос

  • Банка черных бобов емкостью 15 унций, сушеные
  • 1 столовая ложка масла
  • 1/2 нарезанной луковицы
  • 1 столовая ложка порошка тмина
  • 5 унций замороженных кукурузных зерен
  • 1/2 ст.л. чесночного порошка
  • 1/4 стакана сальсы (зеленая сальса миссис Ренфро или любая другая на ваш вкус)
  • 2 ст.л. нарезанной кинзы
  • 1 стакан тертого сыра
  • Халапеньо по вкусу
Слейте воду из банки черной фасоли объемом 15 унций.На сковороде, пригодной для духовки, нагрейте 1 столовую ложку масла и добавьте нарезанный лук. Перемешайте до полупрозрачности. Добавьте 1 столовую ложку порошка тмина и перемешайте. Добавьте черную фасоль, 5 унций замороженной кукурузы, чесночный порошок и чашку зеленой сальсы миссис Ренфро (или любой другой сальсы по вашему выбору). Нагрейте 10 минут. Добавьте соль и перец по вкусу. Добавить нарезанную кинзу и перемешать. Снимите с огня и посыпьте тертым сыром и перцем халапео. Поставить в духовку 400 * на 10 минут. Подавать с чипсами из тортильи.

Картофель для завтрака

  • 3-5 картофеля (Юкон с золотой или красной кожицей)
  • 2 ст.л. масла
  • 1/2 нарезанной луковицы
  • 1/2 измельченного зеленого перца
  • 1 столовая ложка свежего розмарина
  • Соль и перец
Нагрейте 1-2 столовые ложки масла на среднем огне в сковороде с крышкой.Добавьте достаточно нарезанного кубиками картофеля, чтобы получился один слой и накрыть. Оставьте их на 10-15 минут, затем поверните их лопаткой. Они должны быть подрумянены с одной стороны. Оставьте накрытым еще на 5 минут, затем перемешайте и добавьте нарезанный кубиками лук, сладкий перец и розмарин. Накрыть на 5 минут. Добавьте замороженную овощную колбасу и накройте крышкой на четыре минуты, затем переверните колбасу, нарежьте ее лопаткой на мелкие кусочки и перемешайте с картофелем. Добавьте соль и перец по вкусу. Варить еще четыре минуты, затем подавать.

Жаркое, перемешивая

Готовить рис. Тем временем нагрейте 2 столовые ложки масла в большой сковороде на среднем огне. Добавьте нарезанный кубиками тофу (его можно заменить курицей) и дайте ему подрумяниться с одной стороны. Примерно через 10 минут переверните лопаткой и дайте другой стороне подрумяниться. Примерно через 5-10 минут добавьте немного соевого соуса и шрирача. Перемешайте, чтобы покрыть тофу, затем готовьте еще 5 минут. Выложите приготовленный тофу в миску и отставьте. Добавьте столовую ложку масла и нагрейте. Добавьте нарезанную кубиками морковь, грибы, чеснок и имбирь.Перемешайте, пока грибы не станут мягкими. Добавьте замороженную измельченную брокколи и горох. Продолжайте помешивать. Добавьте приготовленный рис и перемешайте. Добавьте соевый соус по вкусу, вмешайте приготовленный тофу. При желании сделайте место сбоку сковороды и разбейте яйцо. Перемешайте яйцо, чтобы взбить его, затем смешайте с остальным. Подавать со шрирачей по вкусу.

Тортеллини с острым томатным соусом

Нарезать половину луковицы и три зубчика чеснока. Нагрейте 2 столовые ложки оливкового масла на среднем огне в глубокой сковороде.Добавьте лук и перемешайте до полупрозрачности. Добавьте чеснок и хлопья красного перца (примерно три взбалтывания) и перемешивайте несколько минут. Добавьте одну банку нарезанных кубиками помидоров и одну банку измельченных помидоров. Перемешать и довести до кипения. Добавьте соль и перец по вкусу. Добавьте замороженные тортеллини и накройте кастрюлю крышкой. Уменьшите огонь и готовьте, периодически помешивая, 10-15 минут. По желанию: в последнюю минуту добавить нарезанные оливки и каперсы. По желанию подавайте с пармезаном.

Шафран Рис с фасолью и брокколи

  • 1 упаковка желтого риса (.99 у Крогера)
  • Банка белая фасоль (каннеллини или нут)
  • 12 унций измельченной замороженной брокколи
  • 1 столовая ложка оливкового масла
  • Соль и перец
Следуйте инструкциям на упаковке риса и налейте в кастрюлю достаточно воды, чтобы приготовить рис. Добавьте сушеные бобы, замороженную брокколи и оливковое масло и доведите до кипения. Добавьте содержимое упаковки с рисом, перемешайте, затем убавьте огонь до минимума и накройте крышкой. Варить около 20 минут, затем добавить соль и перец по вкусу.

Печенье с кремом

  • 2 1/2 стакана муки
  • 1 столовая ложка разрыхлителя
  • 1 чайная ложка соли
  • 1 столовая ложка сахара
  • 2 стакана жирных сливок
Смешайте муку, разрыхлитель, соль и сахар в большой миске. Добавьте сливки и хорошо перемешайте (обязательно намочите все сухие ингредиенты). Выложите столовые ложки смеси для печенья на противни (по этому рецепту получается около 24 печенья, то есть два противня).Выпекать при 400 градусах 18-20 минут или до золотистого цвета.

Шпинат или капуста с заварным кремом

  • 10-12 унций шпината или капусты (может быть свежей или замороженной; в случае заморозки сначала разморозьте и отожмите воду)
  • 1/2 луковицы
  • 2-3 зубчика чеснока
  • 1 столовая ложка оливкового масла
  • Творог 15 унций
  • 2-3 яйца
  • 1/2 стакана пармезана
  • Нарежьте лук и чеснок и обжарьте, пока лук не станет мягким.Добавьте шпинат или капусту и обжарьте до полного увядания. Отложите в сторону. В большой миске смешайте творог, яйца и пармезан и хорошо перемешайте. Добавьте соль и перец. Смажьте форму для пирога с заварным кремом и добавьте слой пармезана под пирог. После того, как шпинат или капуста остынут, добавьте к яичной смеси, затем вылейте в форму для пирога с заварным кремом. Выпекать при температуре 350 градусов 45 минут или до пропекания.

    Суп с брокколи

    • 12 унций замороженной брокколи
    • 3 картофеля
    • 1/2 луковицы
    • 2-3 зубчика чеснока
    • 1 столовая ложка оливкового масла
    • 1 чайная ложка карри-порошка
    • Слитковые кубики
    Нарежьте лук и чеснок и обжарьте в большой кастрюле, пока лук не станет мягким.Добавьте нарезанный картофель и порошок карри и тушите еще 10 минут. Добавьте замороженную брокколи и залейте водой (измеряя воду по ходу). Добавьте столько слитков, чтобы получился водный бульон, и доведите до кипения. Приправить солью и перцем, убавить огонь и накрыть крышкой, периодически помешивая, в течение 20 минут или до тех пор, пока картофель не будет легко проткнуть вилкой. Смешайте в блендере, кухонном комбайне или погружном блендере.

    Сообщите нам, было ли это полезно! Если вам понравилась еда, расскажите об этом всем!


    Контент Дэвида Барбера и Саши Пфау.Ссылки на Amazon генерируют комиссию, которая помогает поддерживать работу этого сайта.

    Рецепты <- Еда <- Дом

    Пожар в автобусе 57 в Окленде

    Семь месяцев спустя, , утром 16 октября Ричард сидел, приковав левую ногу к деревянному стулу в зале суда судьи Поля Делукки. Он был одет в серую толстовку местного производства и брюки цвета хаки, и, хотя он потерял испуганный вид своего раннего появления в суде, его глаза были настороженными.На его верхней губе росли слабые персиково-пушковые усы.

    Зал суда Делукки часто был переполнен и хаотичен, заключенные сидели в ящике для присяжных, апатично ожидая своей очереди. Но каждый раз, когда Ричард приходил в суд, я наблюдала, как его глаза блуждали по комнате, все вбирая в себя. Его адвокат сказал мне, что у него все хорошо в зале для несовершеннолетних округа Аламеда, он получает хорошие оценки и избегает неприятностей. Он был на пути к окончанию средней школы в феврале. Жасмин навещала его каждое воскресенье.

    Жасмин перестала отвечать на мои звонки, сказав мне в июле, что она устала говорить о деле, устала думать об этом, просто устала. «Я работаю по 12, иногда по 14 часов в день, и когда я прихожу домой, я просто хочу спать», — сказала она. В то утро она сидела прямо позади меня, на ней были новые длинные волосы с зеленоватым оттенком.

    Дебби Крэндалл села рядом со мной, не сводя глаз с Ричарда. Он собирался пойти на сделку о признании вины. Обвинения в погромах и преступлениях на почве ненависти будут сняты, и Ричард получит пятилетний срок по обвинению в нападении.Учитывая отсроченное время и хорошее поведение, по сделке Ричард, которому сейчас 17 лет, будет освобожден до своего 21-го дня рождения, что повысит вероятность того, что он сможет все свое время отбыть в колонии для несовершеннолетних. Дюбуа убеждал Ричарда принять его как «лучший выбор среди доступных альтернатив». Дебби и Карл также хотели, чтобы он пошел на сделку, чтобы Саше, теперь первокурснице Массачусетского технологического института, не пришлось лететь обратно на суд.

    Жасмин не была так уверена. Она надеялась на лучший результат, и за лето и осень связь между ней и Дюбуа становилась все хуже.Теперь они с Ричардом решили принять это предложение.

    Но тем утром заместитель окружного прокурора Ричард Мур резко изменил пятилетний приговор на семь лет. Никаких объяснений в суде дано не было. «Бери или отправляйся в суд», — сказал Дюбуа. Со своего места в галерее я наблюдал, как Дюбуа поставил стул перед Ричардом, чтобы сообщить ему новости. Я видел момент, когда Ричард понял, что произошло. Он повернул голову, чтобы посмотреть на Жасмин. Они смотрели друг на друга долгое, душераздирающее мгновение, казалось, разговаривая без слов.Когда Ричард повернулся к Дюбуа, он уткнулся головой в плечо. Он согласится на сделку.

    Дю Буа, 40-летний ветеран здания суда, обычно был спокоен и уравновешен. Но когда я пошел поговорить с ним после слушания, он был в ярости. По условиям сделки приговор Ричарду может быть сокращен до пяти лет, если он достигнет определенных критериев в период с настоящего момента до июля — полное участие в имеющихся образовательных и реабилитационных программах, чистая дисциплина. Но не все это находится под контролем Ричарда: другой заключенный мог затеять с ним драку; сотрудник мог бы привлечь его к ответственности за мелкое правонарушение.А поскольку несовершеннолетние могут быть переведены в тюрьму для взрослых, как только им исполнится 18 лет, более длительный срок повышает вероятность того, что Ричард будет отбывать большую часть своего времени в тюрьме для взрослых, а не в учреждениях для несовершеннолетних. «Теперь его бросили на волю», — сказал мне Дюбуа. Спустя несколько недель он все еще негодовал по поводу приговора Ричарда. «Это карательное право», — сказал он. «И для чего? Защитить сообщество, превратив этого ребенка в настоящего гангстера? »

    Джордан Фармар и Саша Вуячич возглавят команду в битве за первое место

    Маккаби Электра Джордан Фармар из Тель-Авива и Саша Вуячич из Анадолу Эфес из Стамбула, товарищи по команде в течение четырех лет на «Лейкерс», прежде чем вернуться в «Нетс» в прошлом сезоне, попытаются побороться за победу. вывести свои новые команды на первое место в гонке группы C Евролиги Turkish Airlines в игре, которая транслируется на ESPN3 за 1 p.м. Восточное время, четверг. Реал Мадрид, возглавляемый ветеранами НБА Руди Фернандесом, Серхио Родригесом и Сержем Ибака, попытается сохранить свою долю в группе C против Эйси Лоу, Николы Пековича и Партизана Белграда во второй веб-трансляции, которая начнется в 2:45.

    Анадолу Эфес Стамбул — Маккаби Электра Тель-Авив

    Фармар набрал 27 очков и совершил клатч поздний перехват с двумя штрафными бросками, закрепив победу «Маккаби Электры» со счетом 88-82 над ранее непобедимым «Реалом» на прошлой неделе. Бывшая звезда USC Дэвид Блу принес 16 очков в победу, в то время как выпускник Вирджинии Девин Смит набрал 15 очков и шесть досок.Средний результат Фармара составляет 14,7. Он опережает «Маккаби Электра», который, как и «Анадолу Эфес», имеет 2-1 в группе C и 4-0 в своей национальной лиге и включает в себя множество ветеранов НБА, драфтов и бывших звезд колледжей США. Лиор Элияху, избранный во втором раунде Magic в 2006 году, права которого теперь принадлежат Rockets, занимает второе место с 11,7 очками, а Блу (10,3) занимает третье место. Софоклис Схорцанитис, выбранный во втором раунде «Клипперс» в 2003 году, который забил 16 голов «Реалу», стал четвертым по результативности с 10 очками. Среди других постоянных членов израильской державы — Кейт Лэнгфорд, сыгравший две игры за «Тоттенхэм» в 2007-08 гг. ; Ричард Хендрикс, отобранный во втором раунде «Уорриорз» из Вирджинии в 2008 году; и Шон Джеймс, сыгравший в своем колледже мяч в клубах «Северо-Восток» и «Дюкен».

    Четырехлетний ветеран НБА Таренс Кинси — лучший бомбардир «Анадолу Эфес» в 15 лет, в то время как Эрсан Ильясова, которая последние три сезона провела в «Бакс», занимает второе место по результативности (13) и лидирует по количеству подборов (6,3). Вуячич занимает третье место со средним результатом 12,7, но продолжает бороться с партера, забив всего 24 процента голов с игры в Евролиге. Другими членами турецкой команды являются Эстебан Батиста, который стал первым уругвайским игроком в НБА, когда он провел два сезона с Ястребами, и пару выборов второго раунда в Станко Барак (Хит ’07) и Дженк Акьол (Ястребы »). 05).Анадолу Эфес может похвастаться тремя другими, которые играли в свой студенческий мяч в штатах: Догус Балбай, который в этом году перебрался из Техаса, и бывшие звезды юко Эрмал Куртоглу и Синан Гюлер.

    Партизан Белград — Реал Мадрид

    Реал Мадрид делит лидерство в группе C с Анадолу Эфес и Маккаби Электра после поражения на прошлой неделе в Тель-Авиве с шестью очками и занимает первое место в Испанской лиге (ACB) с результатом 5-1 запись. Выпускник штата Юта Джейси Кэрролл, забивший 18 очков в поражении на прошлой неделе, является лучшим бомбардиром Евролиги (17 очков).7 очков за игру и абсурдные 79 процентов из трех. Фернандес, обменявшийся на драфте на «Маверикс» после того, как провел предыдущие три кампании с «пиджаками», набрал 13 очков против «Маккаби» и стал вторым по результативности с 16,3. Родригес, проработавший четыре года ветеранов НБА, возглавляет команду с 4,7 передачей за игру. Ибака из «Грома» ненадолго появлялся в двух последних играх Евролиги «Реал Мадрид», набирая в среднем 4,5 очка и подбирая.

    «Партизан» (1-2) одержал первую победу в Евролиге, победив Шарлеруа решением судей 91: 81 на прошлой неделе.Право воинов, сыгравший с пятью командами НБА за последние четыре сезона, набрал 26 очков и семь передач в своей победе и в среднем набирает 14,7 очка за игру в Евролиге. Пекович, который 11 раз стартовал за «Тимбервулвз» в прошлом сезоне, забил 21 очко Шарлеруа и стал лучшим бомбардиром с результатом 17,7. Милан Макван, выбранный «Кавс» во втором раунде в июне, является лучшим подбирающим мячом «Партизана» (6,3) и третьим лучшим бомбардиром (14,3).

    Страница не найдена «Какой ортопедический имплант

    Очевидные особенности:

    Общая форма: любой…бумерангривнутаяизогнутая, в форме банана, плоская, клиновидная, плавно изогнутая, полусферическая, прямая, прямая, коническая

    Фиксация: любой … ЦементЦементная остеоинтеграция проксимальный HA

    Конструкция (цементированная): любая … бесцементная композитная балка, конус, конус, скользящая фиксация, без цемента

    Уровень фиксации (без цемента): любой … проксимальный весь стержень

    Слот для вставки: любой… да

    Винты: любой … 0 или 5 нет

    Номер отверстия: любой … 1245 нет

    Средний воротник: любой … нос

    Боковой воротник: любой … нет

    Зоны Груена:

    Шея / Z7 Граница: любой …

    Z7 Форма: любой…вогнутая вогнутая изогнутая рукавамедленно вогнутая прямая

    Z7 Контур: любые … мягкие бордюры гладкие

    Граница Z7 / Z6: любые … средние вогнутые соединения стержней маловогнутые

    Z6 Форма: любая … медленная вогнутая прямая

    Z6 Контур: любой … гладкий

    Граница Z6 / Z5: любой … медленный конвективный переход к цилиндрическому дистальному стержню

    Z5 Форма: любой…вогнутая прямая

    Контур Z5: любой … гладкий

    Граница Z5 / Z4: любой …

    Z4 Форма: любой … криволинейный

    Контур Z4: любой … тупой, по сравнению с ABG 2, который имеет форму пули, остроконечный, гладкий

    Граница Z4 / Z3: любой …

    Z3 Форма: любой…конвексная прямая

    Контур Z3: любой … гладкий

    Граница Z3 / Z2: любой …

    Z2 Форма: любая … угловая выпуклая прямая

    Z2 Контур: любой … гладкий

    Граница Z2 / Z1: любой … переход от цилиндрической зоны 2 к широкой зоне 1 на боковом плавнике и спинном рукаве крыла на 15 градусов

    Z1 Форма: любой…углово-выпуклыйбоковой плавникмалый выпуклыйпрямый

    Z1 Контур: любой … гладкий

    Z1 / граница плеча: любой … большой боковой плавник острый

    Форма плеча: любой … острый угол, угловой, тупиковый, правый угол, закругленный

    Контур плеча: любой … вставной слот вставной разъем гладкий

    Автор Саша Иссенберг обсуждает борьбу за однополые браки и права ЛГБТК + — The Vanderbilt Hustler

    Октябрь.11, The Hustler встретился с Сашей Иссенбергом , политическим журналистом, специализирующимся на кампаниях и автором четырех книг, чтобы обсудить свою последнюю книгу « Помолвка: борьба Америки за четверть века за однополые браки» ». Книга была опубликована в июне 2021 года и посвящена истории прав ЛГБТК +, освещает ключевые фигуры, стоящие за борьбой за равенство в браке, и рассматривает то, как религиозная история Америки учтена в графике принятия закона.

    Иссенберг посетил Вандербильт на Национальный день выхода в качестве ключевой части месяца истории ЛГБТК + Вандербильта программирование , за проректора и проректора по академическим вопросам К. Сибель Равер. Иссенберг рассказал о процессе написания и нынешнем состоянии движения за права ЛГБТК +.

    Vanderbilt Hustler: Что вдохновило вас начать писать и исследовать легализацию однополых браков?

    Issenberg: У меня возникла идея около 10 лет назад, и я думаю, что тогда происходило несколько вещей, которые привели меня к ней.Я работал над своей книгой «Лаборатория Победы», вышедшей в 2012 году, о науке о политических кампаниях. У меня было много разговоров с социологами или людьми, которые в той или иной форме измеряют общественное мнение, и снова и снова они говорили, что никогда не видели, чтобы отношение к какому-то одному вопросу менялось так быстро, как они ‘ Я видел, как они переходят к браку. Я достаточно долго занимался политикой, чтобы знать, как трудно надолго изменить мнение о чем-то подобном и как редко можно было увидеть, как они движутся в одном и том же направлении среди населения, и это поразило меня как действительно интересную загадку, которую никто не есть действительно хорошее объяснение.

    Мы начали с этого момента, чтобы говорить об этом как об определяющем движении за гражданские права моего поколения. Мне сейчас 41 год, тогда был 31 год. Я понятия не имел, как эта проблема возникла не только как доминирующая проблема прав ЛГБТ, но и как основная область культурного конфликта и, вероятно, как наиболее успешное социальное движение своего времени. Я был удивлен, что об этом никто не написал. Я попытался собрать воедино всю эту историю, и вот что я намеревался сделать.

    Вы сказали, что ваш интерес к этой теме был вызван тем, как быстро общественное мнение начало меняться по этому вопросу. Что, по вашему мнению, стало главным катализатором этого изменения?

    Сегодня национальный день выхода, [и] огромная часть этого праздника — это люди, которые выходят наружу, и окружающие признают, что знают кого-то, кто гей или лесбиянка.Есть достаточно исследований, которые показывают, что основной движущей силой либерального отношения к целому ряду вопросов о правах геев, а не только к браку, является то, как кто-то отвечает на вопрос «знаете ли вы кого-то, кто открыто является геем или лесбиянкой?» Я думаю, что в конечном итоге к этим социальным изменениям пришли своего рода политические и юридические успехи, но невозможно добраться до лежащих в их основе социальных изменений, не осознавая, насколько чаще люди по всей стране поддерживают регулярные контакты с людьми. кто геи или лесбиянки, а затем в конечном итоге понимает, насколько скромно требование государства признать ваши отношения.

    Не могли бы вы подробнее рассказать о том, как ваш прошлый опыт журналистской работы на такие темы, как политические кампании и глобализация, влияет или помогает вам в процессе написания этой новой книги?

    Место, где есть наиболее явное совпадение между моими прошлыми книгами и этой, являющейся большой частью истории о стороне равенства в браке в этом конфликте, заключалось в том, что они стали намного лучше заниматься политикой и юридической работой по этому вопросу, особенно в тот период. с 2008 по 2012 гг.Многие из них похожи на истории, которые я рассказывал в «Лаборатории Победы», которые посвящены поиску способов измерения того, что работает, а что нет в кампании, с использованием всех новых данных, доступных для политических кампаний, исследований. инструменты для проверки того, что работает, а что нет. На самом деле есть даже несколько персонажей, людей, у которых я брал интервью изначально для «Лаборатории Победы», которые играют роль в этой истории, потому что это одна из проблем, когда такой тип инноваций, я думаю, действительно окупился. Кампании, которые проводились в 2012 году, сильно отличались от кампаний в 2008 году, потому что люди приходили и говорили: «Мы знаем, что то, что мы делаем, не работает, и нам нужно выяснить, как добиться большего.К счастью, в движении за права геев было несколько очень крупных спонсоров, которые в то время были очень заинтересованы в поиске этой работы.

    Как вы думаете, изменилось ли мнение политиков об однополых браках из-за изменения общественного мнения? Если нет, что вызвало это изменение?

    В длинной истории этой истории, насчитывающей около 25 лет, это проблема, в которой, я думаю, в основном политики отставали от общественного мнения. Вероятно, самый известный пример этого — тот, на который я потратил немало времени в книге — это Барак Обама, который, как мне кажется, публично изменил свою позицию, только не так публично в отношении брака.Он превратился из одного из первых сторонников прав на брак в противник, а затем в сторонника гражданских союзов, а затем снова в 2012 году, в сторонника однополых браков. В книге я начинаю пытаться реконструировать эволюцию Обамы по этим вопросам на протяжении его политической карьеры, и у него был очень хороший нюх на то, чтобы обсуждать этот вопрос, в частности, всегда в таком безопасном месте, учитывая, какой бы ключевой электорат он ни был. заботился в то время.

    Когда он баллотировался, чтобы представлять довольно либеральный округ штата в сенате вокруг Чикагского университета, он сказал, что выступает за однополые браки.В 1996 году, когда он баллотировался в Конгресс в округе, где проходили праймериз Демократической партии, где верующие афроамериканцы были ключевой группой, он выступал против однополых браков. Затем, что побудило его в 2011 году сказать своим советникам, что он готов изменить свою позицию по этому вопросу, было то, что он чувствовал себя не синхронизированным с Демократической партией, которая собиралась повторно назначить его на второй срок.

    Я думаю, мы видели версии этого для многих политиков, эволюционировавших так, что они очень редко выходили и занимали непопулярную позицию по обе стороны от этого вопроса.В разное время очень редко отсутствовал политик и очень хорошо представлялось, что люди, которые им небезразличны, думают по этому поводу.

    Считаете ли вы, что американские университеты должным образом обучают своих студентов истории ЛГБТК +? Если нет, то где можно улучшить?

    Это отличный вопрос, и хотя я немного преподаю, я не считаю себя экспертом. Я думаю, что важно убедиться, что история ЛГБТ синтезируется в американской истории и изучении американских политических институтов, а не просто предлагается в качестве отдельной области изучения.

    Я вроде как добился этого с помощью этой книги — да, это отчет о дебатах о борьбе за господство брака, но во многих смыслах он о конфликте из-за сексуальной политики и культурных войнах за 30 лет, потому что это стало основным область конфликта в течение большей части того времени. Во многих отношениях то, что я пытался сделать, — это написать историю о том, что я считаю довольно хорошей историей об американской религиозной политике за последние 30 лет, о лоббировании интересов групп по поводу того, как изменились кампании.В конце концов, эта история брака является средством распространения новостей.

    Я думаю, что важно просто убедиться, что мы не просто преподаем и предлагаем курсы и историю ЛГБТ, но и делаем так, чтобы эти конфликты назывались канонической американской историей, так же, как мы изучаем движение за гражданские права, и не так, как только в курсах истории афроамериканцев. Мы поняли, что для того, чтобы понять американскую политику, экономику, культуру и общество сегодня, нам нужно понять, как решаются вопросы о расе, сегрегации и расовой власти.

    В чем важность Tanco v. Haslam , судебного дела об однополых браках, возникшего в Среднем Теннесси, для более широкой борьбы за легализацию однополых браков? Имеет ли это дело повышенное значение для членов университета, расположенного в Среднем Теннесси?

    Верховный суд 2015 года рассмотрел четыре дела, объединенных в одну апелляционную инстанцию, в том числе одно дело из Мичигана, одно из Огайо, одно из Кентукки и одно из Теннесси.По сути, все они задали суду один и тот же вопрос: «Может ли государство запретить однополые браки?» или «где государство может ограничить доступ к браку однополым парам?» Возможно, они могли бы разделить их на разные части, но они этого не сделали; они подошли к основному вопросу.

    Я думаю, что это похоже на то, как оно постановило по делу Loving v. Virginia , , в котором в 1967 году говорилось, что вы не можете использовать расовые качества при определении того, кто может жениться.В 2015 году суд постановил, что нельзя использовать пол или гендер в качестве критерия для определения квалификации для вступления в брак. Было около 35 штатов, которые в какой-то момент прямо запретили однополые браки в своих конституциях, и еще семь или восемь штатов, которые не предприняли активных шагов по их легализации. Суд постановил: «Согласно Конституции США этого нельзя делать».

    Это важный исторический факт, что часть этого дела произошла из Теннесси, но в конечном итоге он повлиял на Теннесси так же, как затронул около 15 штатов, которые все еще оставались оторванными.В этом конфликте есть два параллельных следа. Некоторые штаты разрешили однополым парам вступать в брак через свои суды или свой политический процесс. Массачусетс был первым, кто сделал это в 2004 году. Другие штаты, конечно, последовали за законодательной властью путем голосования, а другие штаты прошли через свой политический процесс и заявили: «Мы явно не хотим признавать эти отношения».

    Мы очень легко могли оказаться в стране, где некоторые штаты разрешили однополым парам вступать в брак, а некоторые — нет, и суд мог бы сказать, что это нормально.Исторически сложилось так, что федеральное правительство наделило штаты исключительной властью, когда дело доходит до всех видов вопросов, связанных с браком. Это только в действительно крайних случаях, когда федеральное правительство вмешивается и говорит: «Мы собираемся сообщить об этом штатам. Мы собираемся ввести какие-то границы в правила вашего брака. Так что это было действительно примечательным в длинной арке американской истории. Это одно из тех редких мест, когда федеральное правительство вмешалось и заявило: «Нет, вы не можете устанавливать свои собственные правила относительно того, кто женится, потому что эти правила прямо противоречат гарантиям Конституции.”

    Это дело Теннесси и три других, связанных с ним, рухнули одним махом. Внезапно люди получили право вступать в брак, и вы знаете тот знаменательный день в июне 2015 года, когда постановил Верховный суд, и Белые дома загорелись цветами радуги.

    За этим делом последовали нормальные люди, которые увидели, что закон штата их дискриминирует, и решили, с помощью сторонников гражданского права, что они собираются оспорить его в суде, и увидели это полностью, чтобы апеллировать к Верховному. Суд так же проиграл его на уровне апелляционной инстанции.Они вроде как продолжали это делать. Я думаю, просто признавая себя студентами здесь, недалеко от того места, где живут некоторые из поданных пар, важно признать, что есть реальные люди, отдельные люди, такие как отдельные юристы, которые выполняют работу, которая ведет к социальным изменениям в стране.

    Я думаю, что одна из вещей, которые я хотел сделать с книгой, заключалась в том, чтобы рассказать историю в человеческом масштабе, а не просто рассказать этот большой национальный эпос, как это часто бывает.

    Верите ли вы, что после того, как Верховный суд легализовал однополые браки, борьба за равенство однополых браков в Америке окончена или все еще продолжается? Почему или почему нет?

    Я думаю, что большой спор о том, смогут ли однополые пары вступить в законный брак, окончен.Я думаю, что мы увидели, что сторона, проигравшая перед Верховным судом в 2015 году, практически очень быстро признала поражение. Я был удивлен тем, как быстро оппозиция потерпела поражение, как и многие организации, которые боролись за признание однополых браков. Меня отчасти удивило то, насколько мало это был политический вопрос, даже в течение нескольких недель после этого решения суда.

    За последние несколько лет мы наблюдали ряд случаев, когда свобода вероисповедания была освобождена от ограничений.Был случай из Колорадо, который касается пекаря, который заявил, что в нарушение его библейских учений приготовил традиционный торт для пары геев, которые поженились там. Совсем недавно, в прошлом году, католическое агентство социальной службы Филадельфии заключило контракт с городом на размещение приемных детей и семей и заявило, что они не будут размещать приемных детей в однополые пары.

    В обоих случаях суд как бы уклонился от важного вопроса. Я подозреваю, что мы только в самом начале, и мы увидим гораздо больше таких случаев.Я думаю, что этот суд будет очень восприимчив к этим заявлениям о том, что частные субъекты не обязаны одинаково относиться ко всем повествованиям, если они имеют для этого религиозную основу. Я думаю, что вопрос в том, насколько далеко зашли эти исключения и изменится ли это резко, что значит состоять в браке в Соединенных Штатах — если ваш работодатель, учебное заведение, какая-либо общественная организация или общественное учреждение может сказать: «из-за наших религиозных ценностей, мы предоставляем разные льготы для состоящих в браке однополых супругов наших сотрудников, чем для разнополых супругов сотрудников.”

    Я думаю, что это будет многолетний, если не более продолжительный конфликт. Но я считаю это своего рода конфликтом, который в корне отличается от вопроса: «Признают ли законы одинаково пары?»

    Как вы думаете, современные политические деятели, такие как Пит Буттигиг и Джаред Полис , сыграли на стыке политики и прав ЛГБТК +?

    Примечательно, насколько мало их сексуальная ориентация была фактором их политической идентичности.Пит Буттиджич женат на мужчине, о котором почти не говорили в ходе его кампании как о центральной части его политического профиля. Когда Джаред Полис женился, это воспринималось как «о, губернатор женился».

    Я думаю, что это один из способов, которым культурное принятие действительно очевидно, тогда как если бы вы вернулись хотя бы на десятилетие назад, я думаю, что было бы почти невозможно для освещения в СМИ и других политических фигур взаимодействовать с ними, если бы это не было своего рода центральным или рассматриваемым как центральная часть их идентичности.Я думаю, что это последняя часть более широкой тенденции, заключающейся в том, что однополые семьи стали неотъемлемой частью американской жизни сейчас, причем почти везде и во все времена.

    Я думаю, что тот факт, что у вас есть эти политики, и не похоже, что они должны тратить много времени на разговоры об этом, является просто свидетельством того, насколько все стало приемлемым.

    Контент отредактирован для краткости и ясности.

    WWE продолжает разрушать сборку Бьянки Белэр и Саши Бэнкс, больше SmackDown Fallout | Отчет отбеливателя

    0 из 3

      Кредит: WWE.com

      С Fastlane, назначенным на 21 марта, WWE продолжила разборки в пятницу вечером на Fox, которые будут играть важную роль в карте и за ее пределами, уделяя особое внимание программам чемпионата SmackDown.

      Apollo Crews послали громкое и ясное сообщение Big E, Эдж и Дэниел Брайан оказались в разногласиях, поскольку они оба преследовали универсальный чемпионат, и команда сценаристов оставила фанатов, прижимая лица к ладоням, поскольку это переполняло и не в восторге от последней главы в соперничестве Саши Бэнкс и Бьянки Белэр.

      Погрузитесь глубже в эти темы с этим резюме пятничного шоу.

    1 из 3

      Сборка Саши Бэнкс против Бьянки Белэр не должна быть сложной, но WWE Creative сумела переосмыслить это до такой степени, что это становится одной из худших сюжетных линий компании.

      В пятницу ссоры между Белэром и Бэнксом были связаны не столько с их навыками или исторической встречей на WrestleMania, сколько с продолжающейся сагой между Боссом и перевернувшимся сомелье болью в заднице Реджинальдом.

      Персонаж, несомненно, фаворит команды сценаристов, по-прежнему находится в авангарде вражды из-за женского чемпионата SmackDown, который должен быть сосредоточен на самих участниках. Вместо этого он сосредоточен вокруг эффекта, который новая любимая катастрофа Винса Макмэна оказывает на Бэнкса.

      Белэр воспротивилась Бэнксу не из-за излишней самоуверенности или из-за того, что у них возникло ожесточенное соперничество, ведущее к их схватке на WrestleMania, а из-за того, что она уделяет слишком много внимания Реджинальду, и это стоило EST победы в пятницу вечером.

      Неспособность WWE записать самую легкую сюжетную линию, с которой она столкнется на этом Пути к WrestleMania, поразительна, особенно с учетом того, что она пишет сама себя. Два сверхуверенных соперника борются за главный приз в своей области. Ему не нужны уловки или навороты.

      И все же мы здесь, отвлеченные постоянным присутствием передержанного эксперта по вину.

      Это оказывает медвежью услугу исполнителям и, что более важно, фанатам, которые были искренне взволнованы матчем за титул среди женщин впервые с тех пор, как Бэнкс выиграл золото на турнире Hell in a Cell в октябре.

    2 из 3

      В то время как борьба за титул женщин до сих пор была разочарованием эпических масштабов, картина Универсального чемпионата продолжает накаляться.

      Перспектива Эджа против Романа Рейнса в одиночном матче на WrestleMania, возможно, не самая привлекательная для некоторых, но WWE умело намекает, что, возможно, это не финал.

      В пятницу Эдж выразил протест Дэниелу Брайану, который занял свое место в титульном листе своей недавней победой над Джеем Усо в стальной клетке.Брайан ответил, и «Суперзвезда с рейтингом R» заявила, что он лучший рестлер.

      Перенесемся в более позднюю часть шоу, и Брайан использовал эго Рейнса против него, напомнив ему, что он сделал то, чего вождь племени никогда не мог: заставил Усо уйти. Он издевался над Рейнсом, называл себя королем острова и манипулировал Большим псом, чтобы тот подписал контракт на их матч на Fastlane.

      Разъяренный Усо высказал идею о специальном силовике для матча, который привел Эджа и назначил их матч на шоу на следующей неделе — поединок с высокими ставками, который станет первым за 11 лет телетрансляционным матчем Суперзвезды рейтинга R на SmackDown. .

      И если превосходства, вошедшего в длинное шоу, было недостаточно, Брайан поставил восклицательный знак на вещах, уронив Эджа бегущим коленом в ответ на победителя Королевской битвы среди мужчин, предположив, что он лучший рестлер.

      Многослойное повествование, в том числе постоянная слепая поддержка Усо Reigns и The Tribal Chief, наблюдающие, как два его главных соперника внезапно оказываются втянутыми во вражду, помогли сделать это шоу успешным и, что более важно, вызвали значительный ажиотаж для программы с участием лучшего персонажа рестлинга и двух фанатов бэбифейсов, о которых искренне заботятся.

      Это был прямой огонь, и, надеюсь, творческие силы WWE смогут продолжать наращивать обороты на этом Пути к WrestleMania.

    3 из 3

      Впервые в своей карьере в WWE Аполло Крюс чувствует себя борцом с целеустремленностью.

      Конечно, прошлым летом он выиграл чемпионат США и поссорился с The Hurt Business, но он чувствовал себя скорее второстепенным игроком в этой истории о формировании группы и стремлении к господству, а не центральной фигурой, которой он, вероятно, должен был быть в роли бэбифейса. .

      Так вот, он недавно отчеканенный каблук и один из самых привлекательных персонажей в списке синего бренда.

      В пятницу вечером Big E вернулся впервые за три недели после жестокого избиения со стороны экипажей. Через несколько мгновений после успешной защиты своего Межконтинентального чемпионата против Сами Зейна его ждало еще одно нападение Крюса.

      Аполлон использовал стальные ступеньки, чтобы добавить боли Большой E, прежде чем встать на них.

      Big E будет защищать свой титул против Crews на Fastlane.Будет интересно посмотреть, насколько представители WWE заинтересованы в претенденте, потому что, учитывая его импульс, это кажется идеальным моментом, чтобы нажать на спусковой крючок и выполнить смену титула.

      Во-первых, это поднимает бригады до положения, в котором мы должны его купить. Во-вторых, это заставляет Big E отправиться в погоню за WrestleMania, роль, которая ему подходит.

      Но время покажет.

    ТермоСибирск Саши Григорьевич Грегор, термографическая серия

    В 2018 году художник Саша Р.Грегор отправился по самому длинному в мире железнодорожному маршруту на поезде «Россия». В этом обширном путешествии по Транссибу он столкнулся с поразительным пейзажным контрастом: чередованием произведений человеческого развития и силы природы. Поездка заставляет все больше и больше выявлять парадокс, который живет в нашем сознании со времен промышленной революции: прогресс и его двоякие грани.


    Это особенно очевидно, когда речь идет об изменении климата. Увлечение эволюцией ощущается почти как врожденная потребность в противодействии неблагоприятным последствиям для окружающей среды, а Сибирь, где уменьшение размеров вечной мерзлоты достигает угрожающих размеров, является средоточием таких последствий.


    В этих условиях и воплотился в жизнь проект ThermoSibirsk . « По сути, в дискурсе этой работы есть два важных триггера. С одной стороны, идея запечатлеть такое мифическое и знаменитое путешествие, но с другой точки зрения, чем фотографическое изображение . С другой стороны, есть размышления о серьезной проблеме изменения климата в регионе планеты, баланс которого находится под серьезной угрозой из-за глобального потепления и последующего таяния слоя вечной мерзлоты », — объясняет Грегор.


    ThermoSibirsk — это серия, цель которой показать, как проблема глобального потепления приводит к постоянному взаимодействию с двойным состоянием выживания и разрушения. Он выявляет проявления энергий, обитающих на сибирских территориях, посредством тепловизионной фотографии, исследуя их как формы знания. Ассоциации с двумя противоположными понятиями, сосуществующими в наше время, становятся визуально впечатляющими, так что технический прогресс обнаруживает свою противоположность в масштабных изменениях окружающей среды.


    Отвечая на вопрос о пагубном глобальном сценарии, лежащем в основе его работ, художник отмечает, что […] Комбинация капитализма и технологий, которая в настоящее время доминирует на горизонте эпохи антропоцена, как следствие, повлекла за собой преобразование мира. во все более интригующее и изысканное, но не менее захватывающее место. Установившаяся глобализация допускает культурный, коммерческий, экономический или финансовый обмен. Но тот факт, что мир тесно взаимосвязан в некоторых аспектах жизни человека, не является синонимом лучшего его понимания.В результате всего этого мы живем под угрозой парадокса глобализации и прогресса, который привел к серьезным угрозам, таким как климатическая чрезвычайная ситуация, пандемии, социальное неравенство и т. Д. .

    С технической точки зрения художник был оснащен термографической камерой, которая, фиксируя окружающую обстановку, преобразовывала температуру в изображения. Идея состоит в том, чтобы раскрыть как интерпретацию, так и объективную запись контекста, экспериментируя с возможностями самого фотографического носителя.В результате получилась серия, в которой инфракрасное излучение, испускаемое в виде тепла, обретает форму сильного визуального эффекта, характеризующегося яркими цветовыми градиентами.


    На поверхность выходят неоднозначные силуэты, почти радужные тени, заполняющие подвешенное пространство и время. Иллюзорные пиксельные призрачные сущности, которые находят смысл своего существования в энергии, которую они излучают, и которые — почти тревожным образом — служат как эфирными вестниками из сверхъестественного сна, так и эмпирической информацией, научно обоснованной.


    Вот слова Грегора о двойном достижении его работы: Как следствие преобразования теплового градиента в хроматический градиент, ThermoSibirsk открывает загадочные пейзажи, которые в то же время очень эстетичны. С одной стороны, меня интересовало противоречие изображения сибирского зимнего пейзажа — практически монохромного для человеческого зрения — изображениями, полными этого «искусственного» цвета, создаваемого термографической камерой. На другом уровне сериал поднимает проблему глобального потепления, которое, хотя и не ощущается в человеческом масштабе, но в глобальном экологическом масштабе.


    Благодаря своему многопрофильному опыту и подходу Грегор создает проект эстетической чувствительности и одновременно социальной / политической приверженности. Языки искусства и науки устанавливают взаимный обмен, и, в частности, фотография, оптика и философия устанавливают взаимозависимость между областями, в которых одна подпитывает другую посредством диалога и интеграции.


    Шаги к консолидации общего и более эффективного участия в тревожных климатических моделях — вместе с пониманием лежащих в их основе механизмов — все еще неуклюжи и явно недостаточны для четкого переключения наших взглядов.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.