Ис 10 – Страница не найдена (ошибка 404)

Тяжелый танк ИС-10 (Т-10). Часть 1

Благодаря стараниям Н.С. Хрущева, большого поклонника ракетной техники, Т-10 стал последним в ряду советских серийных тяжелых танков (его производство было прекращено в 1965 году, и с тех пор тяжелые танки в СССР больше не строились). Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь «Вождя всех народов» — Иосифа Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 году, будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но в итоге был принят на вооружение под безликим обозначением Т-10.

Чтобы стали более ясны причины появления Т-10 и особенности его конструкции, необходимо вспомнить ситуацию с тяжелыми танками в СССР после окончания Второй мировой войны. Ее сражения Красная Армия завершила, располагая значительным количеством тяжелых ИС-2, кроме того, в 1945 году на ее вооружение был принят и новый тяжелый танк ИС-3. К несчастью, вскоре выяснилось, что ИС-3 мало пригодны для службы в мирное время — их надежность и ресурс механизмов оказались чрезвычайно низки, тогда как в мирное время танк должен был эксплуатироваться годами, а не в течение нескольких недель (до его уничтожения в бою) — как это было во время войны. В результате уже в 1946 году производство ИС-3 было завершено, так и не успев развернуться в полную силу, а все уже выпущенные танки подверглись модернизации по программе УКН (устранение конструктивных недостатков).

 

Таким образом, встала задача создания более совершенного тяжелого танка, в конструкции которого был бы учтен как накопленный в ходе боевых действий опыт, так и новейшие достижения технической мысли в области танкостроения. Такой танк был разработан в 1946-1948 годах в ленинградском конструкторском бюро под руководством Ж. Котина. Машина получила объектовый номер «260» и индекс ИС-7.

Тяжелый танк ИС-4, хранящийся в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения в Кубинке

Конструкторы поставили перед собой задачу спроектировать хорошо вооруженный танк, с мощной броней, способной защитить машину от всех имеющихся в тот момент на вооружении бронебойных снарядов.

 

В течение 1948 года на Кировском заводе изготовили четыре опытных образца ИС-7, которые после проведения заводских испытаний были представлены на Государственные испытания. Однако, несмотря на выдающиеся характеристики ИС-7 (ни один из современных ему тяжелых танков не имел такого комплекса основных боевых свойств), машина не получила одобрения Государственной комиссии. Кроме неудач во время испытаний, такой результат был вызван принципиальными недостатками этого «супертанка», в первую очередь его слишком большой массой. Установка на ИС-7 сверхмощного артиллерийского вооружения, для обслуживания которого необходим был экипаж из пяти человек (что обусловило значительный забронированный объем танка), и попытка обеспечить такой крупной машине высочайший уровень защиты, при тогдашнем развитии техники, привели к тому, что ее масса достигла рекордных для советского танкостроения 68 т (вместо запланированных 65,5 т). Но хотя в серию ИС-7 так и не запустили, однако, работая над этим проектом, конструкторы накопили богатый опыт и на более поздних моделях советских тяжелых танков, в том числе и в танке Т-10, можно увидеть многие опробованные на ИС-7 узлы и агрегаты.

Опытный ИС-7 на Государственных испытаниях

Перетяжеленным оказался и другой советский тяжелый танк — 60-тонный ИС-4 (разработанный и запущенный в производство в 1947 году на ЧКЗ после прекращения выпуска здесь ИС-3), к которому за недолгое время его эксплуатации успело накопиться множество претензий по части надежности, проходимости, оперативной подвижности и транспортабельности. Масса и ИС-4, и ИС-7 превышала грузоподъемность большинства существовавших в то время транспортных средств (железнодорожных платформ) и мостов (автомобильные мосты такого тяжелого танка просто не выдерживали).

 

После окончательного отказа от ИС-7 и остановки производства ИС-4 войска остались без перспективного тяжелого танка. Однако в условиях «холодной войны», грозящей перейти в «горячую», армии настоятельно требовалась новая «рабочая лошадка» — тяжелая машина, превосходящая по своим характеристикам старые танки военных лет, но в то же время достаточно надежная, относительно недорогая и технологичная, которую можно было бы запустить в производство сразу на нескольких танковых заводах. Согласно зарождающейся в тот период концепции возрастания роли танков в вероятной ракетно-ядерной войне, требовалось заблаговременное развертывание как можно большего числа танковых соединений и производство максимально возможного числа танков еще в мирное время, ввиду ожидавшихся после ядерных ударов огромных потерь в военной технике. Так, потери сухопутных войск в первые две недели будущей войны прогнозировались в размере 30-40%. Данная концепция согласовывалась и с выводами, сделанными по итогам работы советского танкостроения еще в 1945-46 годах, согласно которым заблаговременный выпуск бронетанковой техники в мирное время был охарактеризован как полностью себя оправдавший.

Один из опытных экземпляров тяжелого танка ИС-7, хранящийся ныне в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения в Кубинке

Задание на такой танк и было выдано ГБТУ уже в конце 1948 года. Так как главным недостатком ИС-7 считался его слишком большой вес, в техническом задании на новый тяжелый танк особо подчеркивалось, что масса машины не должна превышать 50 т. Она получила индекс ИС-8 и объектовый номер — 730, т.е. ее разработчиком было определено КБ Челябинского завода, которому было выделено «окно» объектовых номеров в диапазоне 700-799. Но главным конструктором танка был назначен Ж. Котин, создатель танков КВ и ИСов, в то время работавший в Ленинграде, на Кировском заводе.

 

Такая «странность» определялась сложившейся к тому времени ситуацией, когда в стране образовалось два самостоятельных центра разработки и производства тяжелых танков. Один на Урале, где продолжал работу Челябинский тракторный завод (знаменитый «Танкоград» военных лет), с налаженным серийным танковым производством, но с конструкторским бюро, ослабленным после возвращения из эвакуации в родной Ленинград большого числа конструкторов. Второй — в Ленинграде, на Кировском заводе, где танковое производство после войны и блокады еще не было восстановлено в полном объеме, но имелись крупные силы конструкторов-танкистов во главе с Ж. Котиным. Учитывая, что новый тяжелый танк планировалось запустить в производство не только в Челябинске, но позже и в Ленинграде, считалось важным, чтобы в его разработке принимали участие конструкторы обоих заводов — практика показывала, что разработанную на одной базе и под определенную технологию производства машину очень трудно запустить в производство на другом заводе. Существенную роль в разрешении этой проблемы сыграл тогдашний заместитель Председателя Совета Министров СССР В. Малышев, который на протяжении всей войны руководил Наркоматом танковой промышленности и прекрасно знал его предприятия и кадры. По его предложению в 1949 году филиал Опытного завода 100-ОГК в Ленинграде, директором которого являлся Ж. Котин, был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт — ВНИИ-100. Имея статус всесоюзного, этот центр получил полномочия вести работы и выдавать рекомендации в масштабах всей танковой отрасли.

Окончательный вариант опытного тяжелого танка ИС-8 («Объект 730»)

Итак, общее руководство проектными работами по новому танку было возложено на Ж. Котина, а непосредственным руководителем проекта был назначен его заместитель А. Ермолаев. Разрабатывать документацию проекта нового тяжелого танка было решено в Челябинске, для чего А. Ермолаев, собрав в Ленинграде бригаду конструкторов, выехал с ними в Челябинск, где ленинградцы должны были объединить свои усилия с Челябинским КБ.

 

Отъезд из Ленинграда был организован, можно сказать, на государственном уровне — к скорому поезду «Красная стрела», отправляющемуся из Ленинграда в Москву, был прицеплен специальный вагон, в котором и разместились конструкторытанкисты. По прибытии в Москву вагон присоединили к поезду, следующему в Челябинск. Здесь на перроне вокзала конструкторов встретил сам директор ЧТЗ — И. Зальцман (также бывший ленинградец, в 1941 году эвакуировавшийся сюда вместе с ЛКЗ). Его стараниями вновь прибывших разместили в единственной на то время во всем Челябинске гостинице «со всеми удобствами».

 

Директор завода Зальцман и главный конструктор М. Балжи (сменивший на этом посту переведенного для работы в советском атомном проекте Н. Духова) постарались организовать работу конструкторов, работающих над ИС-8, как можно эффективнее, зачастую лично принимая участие в обсуждении основных положений проекта. Так, например, спорным вопросом, который пришлось решать в кабинете директора, стала конструкция торсионной подвески танка. Ж. Котин предлагал установить на ИС-8 уже опробованный на танке ИС-7 торсион пучковой конструкции, состоящий из семи тонких стержней — идея состояла в том, чтобы сделать торсионы такими короткими, чтобы между ними оставалось достаточное расстояние для размещения картера двигателя и других механизмов танка. Такая конструкция торсионов, кроме несомненных компоновочных преимуществ, давала возможность сохранить мягкость подвески танка при резко уменьшившейся длине торсионов. Со своей стороны М. Балжи высказывался за более простые в изготовлении торсионы монолитной конструкции. Так как никаких испытательных стендов, позволяющих оценить технические характеристики обоих типов торсионов, в тот момент в Челябинске не было и ни один из оппонентов не мог представить объективных доказательств своей правоты, итоги этой жаркой дискуссии подвел И. Зальцман, остроумно заметив: «С одной стороны старый торсион хорош потому, что он один и толстый, а новые торсионы — тонкие и их несколько, значит они плохие. Но с другой стороны, можно сказать: смотри, они тонкие, их много и это очень хорошо, а тот один, да еще толстый — это очень плохо» (как тут не вспомнить Р. Карцева — «… вот такие раки, но вчера…»). И директор, будучи сторонником новых технических решений, принял волевое решение — принять для проекта пучковые торсионы. Применение пучковой торсионной подвески позволило разместить опорные катки левого и правого бортов соосно и оставить свободной от деталей подвески среднюю часть днища шириной 460 мм на всей длине корпуса. В освободившееся пространство были установлены двигатель, вращающееся контактное устройство башни и сиденье механика-водителя. Такое компоновочное решение позволило уменьшить высоту корпуса и общую высоту танка.

Серийный Т-10 в парке военной части

Учитывая жесткое ограничение массы (которая не должна была превышать 50 т) с одной стороны и необходимость обеспечения высокого уровня защищенности с другой, конструкторам пришлось в полной мере использовать накопленные за годы войны статистические данные по поражаемости отдельных деталей корпуса и башни. Эти данные были положены в основу разработки эффективной дифференциации бронирования, которая позволила использовать основную массу брони для защиты наиболее поражаемых участков танка, и избежать перетяжеления тех деталей и мест, попадания снарядов в которые были редки.

 

Конфигурация носовой части корпуса была заимствована от танков ИС-3 и ИС-7 («щучий нос»). Толщина брони хотя и оставалась такой же, как и у ИС-3 — 120 мм, но наклоны лобовых листов существенно увеличили, что повысило бронестойкость лобовой части корпуса за счет увеличения эффективной толщины брони. Борта корпуса для повышения их бронестойкости были сделаны составными (на это пошли, даже несмотря на существенное усложнение технологии их изготовления). Верхняя часть борта толщиной 120 мм располагалась под углом к вертикали, а нижняя, толщиной 80 мм, выполнялась гнутой, за счет этого изгиба корпус танка (в поперечном сечении) расширялся над верхней ветвью гусеничной ленты — и здесь образовывались надгусеничные ниши. Такое решение хотя и было технологически сложным (приходилось выгибать довольно толстые броневые листы), но благодаря наклонному расположению бортовых листов увеличивало эффективную толщину брони, к тому же экономило массу бортового бронирования. Так эффективность бортового бронирования получалась выше, чем у танка ИС-3, имевшего на бортах броню даже большей толщины (90 мм).

 

Корма ИС-8, учитывая меньшую статистическую вероятность ее поражения, была выполнена из листов толщиной 50 мм (для сравнения: у ИС-3 — 60 мм, а у ИС-4 — 100 мм), но уменьшение толщины брони конструкторы также постарались компенсировать расположением кормового листа под большим наклоном.

 

Литая приплюснутая башня, по своей конфигурации походившая на башню ИС-3, также получила большие конструктивные углы наклона стенок и развитое дифференцированное бронирование — до 255 мм в передней части и всего 40 мм на крыше (куда попадания снарядов были чрезвычайно редки).

Серийный танк Т-10 первых выпусков, хорошо видна 122-мм пушка Д25- ТА с двухкамерным дульным тормозом, прямоугольные дополнительные топливные баки, установленные в корме корпуса, на правом борту за- креплено бревно для самовытаскивания

Основное вооружение танка осталось таким же, как на ИС-3, — это было заслуженное 122-мм танковое орудие Д-25, правда, несколько модернизированное в ЦКБ-9 и получившее индекс Д-25ТА. Конструкторы постарались компенсировать его основной недостаток — низкую скорострельность, связанную с использованием раздельного заряжания. Из-за него практическая скорострельность танка ИС-3 составляла всего 2-3 выстрела в минуту (а первый выстрел мог быть произведен не менее чем за 20 секунд, для сравнения: танк «Кинг Тигр» благодаря унитарному заряжанию мог произвести первый выстрел за 8 секунд). Заряжающему приходилось действовать в два приема — сначала из одной боеукладки брать снаряд (массой более 25 кг) и досылать его в зарядную камору ствола, затем из другой боеукладки — гильзу с зарядом (массой около 20 кг) и досылать ее вслед за снарядом. Затвор автоматически закрывался, и орудие было готово к стрельбе. На новом танке для повышения скорострельности орудия был предусмотрен специальный механизм досылания снаряда. Теперь заряжающему уже не приходилось вручную досылать снаряд и заряд в камору ствола орудия, а только укладывать их на специальный лоток досылателя, расположенный сбоку от казенной части орудия. Затем лоток совмещался с осью канала ствола, включался электропривод цепного досылателя, и снаряд «загонялся» в ствол. Такая же операция повторялась и с гильзой, при досылании которой сбивался стопор клинового затвора: он закрывался, и орудие было готово к стрельбе. Благодарямеханизации заряжания скорострельность орудия Д-25ТА при тех же габаритах и массе боеприпасов удалось повысить в 1,5 раза, до 3-4 выстрелов в минуту (при заряжании вручную скорострельность составляла 2-3 выстр./мин). Сорудиембыл спарен крупнокалиберный (12,7- мм) пулемет ДШК. Наведение пушки и спаренного пулемета по горизонтали и вертикали осуществлялось с единого пульта управления с помощью автоматизированного электропривода ТАЭН-1. Командирская башенка для обеспечения целеуказания имела следящее устройство.

Механизм досылания выстрела пушки Д-25Т

В качестве силовой установки для нового танка был выбран дизель В-12-5, мощностью 700 л.с. Система охлаждения — эжекционная, прошедшая обкатку и доказавшая свою эффективность на ИС-7. От ИС-7 была заимствована и удачная трансмиссия — восьмискоростная коробка передач с механизмом поворота (объединенные в одном картере) и сервоприводом управления.

 

Ходовая часть с семью опорными катками и поддерживающими роликами была аналогична танку ИС-4, с него же позаимствовали и гусеницу с шириной трака 720 мм. Гусеница обеспечивала удельное давление 0,77 кг/см2 (для сравнения: у ИС-3М — 0,87 кг/см2 , а у ИС-4 — 0,92 кг/см2 ).

 

Подобное использование хорошо проверенных конструкторских решений, а также отдельных уже отработанных и производящихся серийно узлов и агрегатов, позволило быстро подготовить проект танка — техпроект ИС-8 был готов уже в апреле 1949 года. В мае того же года для отработки компоновочных решений был построен деревянный макет будущего танка в натуральную величину, после чего, убедившись, что все агрегаты «на своих местах», в опытном цеху завода приступили к сборке настоящей машины.

naukatehnika.com

Измеритель сопротивления заземления ИС 10: комплектация и использование

Чтобы измерить сопротивление заземленной системы, можно воспользоваться, к примеру, прибором марки ИС 10 или ИС 20. Это уникальный агрегат, у которого есть несколько положительных качеств – это простота и удобство использования, плюс неплохая функциональность. Итак, давайте рассмотрим, как можно пользоваться таким прибором, как измеритель сопротивления заземления ИС 10.

измеритель сопротивления измерения ИС 10Комплектация.

Начнем с того, что у измерителя сопротивления заземления ИС 10 (ИС 20) есть своя определенная комплектация, куда входят:

  • сам прибор;
  • четыре измерительных металлических штыря длиною каждый по одному метру;
  • четыре катушки кабеля каждая длиною по 40 метров.

Ка

onlineelektrik.ru

Тяжелый танк ИС-10 (Т-10). Часть 2

Зеркало стабилизировалось в вертикальной, а второе — в горизонтальной плоскости, чем и обеспечивалась стабилизация поля зрения в обеих плоскостях. Привод пушки по вертикали позаимствовали от танка «объект 267 сп.1». Но при выборе типа привода башни по горизонту возникли серьезные разногласия в группе проектировщиков. Существовавший электромеханический привод башни не удовлетворял новым требованиям. Поэтому требовалось или создать для него новый, достаточно громоздкий редуктор с высоким передаточным числом, или переходить на гидравлический привод с высокомоментным гидромотором. В последнем случае необходимо было создавать специальную гидросистему с гидронасосом, баком и трубопроводами. В связи с отсутствием у специалистов единого мнения по этому вопросу, Ж.Котин принял решение о разработке, изготовлении и испытании сразу двух экспериментальных образцов привода — электромеханического и гидравлического. По результатам этой работы, выполненной в исключительно короткие сроки — менее двух месяцев, предпочтение было отдано гидравлическому приводу.

 

Высокие темпы работ позволили уже в 1956 году, т. е. менее чем за два года, довести новый стабилизатор до передачи в серийное производство. А в 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка — Т-10Б («объект 730Б) с двухплоскостным стабилизатором ПУОТ-2 «Гром» и стабилизированным прицелом Т2С-29-14, которая была запущена в серийное производство в Челябинске. Т-10Б производился недолго, всего один год, за это время было построено 130 машин, правда, 20 из них хотя и считались Т-10Б, но были укомплектованы одноплоскостным стабилизатором «Ураган». В 1957 году Т-10Б в производстве сменила комплексно модернизированная «десятка» — Т-10М.

 

В 1957 году на базе Т-10Б был разработан и командирский танк Т-10БК, который отличался от базовой машины наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

 

Т-10М

 

Очередная модификация Т-10 начала разрабатываться в соответствии с решением пленума Научно-технического комитета Главного бронетанкового управления, состоявшегося 14 декабря 1954 года, на котором обсуждались вопросы комплексной модернизации танка Т-10 и которое было оформлено в феврале 1955 года соответствующим Постановлением Правительства. Новой машине был присвоен объектовый номер — «объект 272». Первоначально ее ведущим инженером был назначен А.Шнейдман, а затем руководство работами передали П.Михайлову.

 

Модернизация коснулась в первую очередь вооружения танка — 122-мм орудие Д-25Т, которое более десяти лет назад начали устанавливать на танках ИС-2, наконец было отправлено на покой. Вместо него на новую модификацию установили существенно более мощное орудие М-62Т2С (2А17) того же калибра.

 

Орудие М-62 разрабатывалось КБ завода №172 в Перми (в то время и город, и завод носили имя В.М.Молотова) под руководством главного конструктора М.Цирульникова. Первый опытный экземпляр М-62 прошел испытания в 1953 году. По сравнению с Д-25Т новое орудие имело существенно лучшие баллистические характеристики. Так, начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с (у Д-25 она не превышала 795 м/с), соответственно лучше была и бронепробиваемость снаряда — 225 мм на расстоянии 1000 м (у Д-25 — 145 мм), кроме того, М-62 имело и ряд эксплуатационных преимуществ. Характерным внешним признаком М-62 был дульный тормоз щелевого типа (на Д-25 — двухкамерный), поглощавший до 70% силы отдачи при выстреле.

 

Вообще-то отработка установки орудияМ-62 в танк началась вОКТБ еще до выхода Постановления Правительства по комплексной модернизации Т-10 и велась на опытных машинах «объект 264» и «объект 265» (кстати, ведущим конструктором последней был П.Исаков, впоследствии ставший Главным конструктором Челябинского тракторного завода). Три образца «объекта 265», изготовленных к декабрю 1954 года, успешно прошли испытания на Ржевском полигоне под Ленинградом. По их результатам было принято решение о возможности установки орудия М-62 на танк Т-10 при его последующей модернизации.

Танк Т-10М в разрезе

Летом 1955 года заводские испытания прошел опытный образец орудия, стабилизированного в двух плоскостях, получивший индекс М-62Т2С. Первые три орудия М-62Т2С со стабилизаторами 2Э12 «Ливень» были отправлены на ЛКЗ 1 ноября 1955 года. Здесь они были установлены на «объект 272» вместе с прицелом наводчика Т2С-29-14 с независимой стабилизацией поля зрения и максимальной прицельной дальностью 4000 м. Боекомплект танка не изменился и составлял 30 выстрелов раздельного заряжания.

 

Наряду с основным вооружением на «объекте 272» было обновлено и вспомогательное — пулеметное — вооружение. Место пулеметов ДШК заняли более мощные пулеметы КПВТ (калибра 14,5 мм) — спаренный с орудием и зенитный. Спаренный пулемет мог использоваться и как пристрелочный, на дальностях до 2000 м. Его наведение осуществлялось с помощью прицела Т2С29, в котором для этого имелась специальная прицельная шкала. Зенитный пулемет размещался на башне, непосредственно на погоне люка заряжающего (с 1959 года только каждый пятый танк оснащался зенитным пулеметом), его наибольшая прицельная дальность составляла 1000 м. При необходимости огонь можно было вести и по наземным целям. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям использовался оптический прицел ПУ-1. Стрельбу вел заряжающий, из открытого люка, стоя на сиденье.

 

Все члены экипажа, кроме заряжающего, имели приборы ночного видения: командир — ТКН-1Т, наводчик — ТПН-1-29-14 «Луна» (инфракрасный прицел позволял вести прицельную стрельбу ночью с максимальной дальностью 1150 м), механик-водитель — ТВН-2Т.

 

Было усилено бронирование башни танка, изменены как форма бронировок прицелов и приборов наблюдения, так и места их размещения на башне. Также изменилась конструкция крышки люка механика-водителя и крыши силового отделения.

 

На «объекте 272» установили более мощный дизель В-12-6, мощностью 750 л.с. при 2100 об/мин, который отличался от В-12-5 конструкцией картера, коленчатого вала, поршней цилиндров и т.д.

 

Были введены ножная педаль тормоза и новые бортовые редукторы, у которых планетарный ряд размещался внутри ведущего колеса. Для улучшения плавности хода число гидроамортизаторов было увеличено до 6, а динамический ход опорного катка возрос с 144 мм до 172 мм.

 

Запас возимого топлива был увеличен на 400 л за счет установки двух топливных баков на кормовой части корпуса.

 

Танк получил систему противоатомной защиты (ПАЗ) и термодымовую аппаратуру (ТДА) для постановки дымовой завесы. В качестве средств связи использовалась радиостанция Р-133 и танковое переговорное устройство (ТПУ) Р-120.

 

В результате всех этих изменений масса танка возросла, достигнув 51,5 т.

Танк Т-10М получил новое 122-мм орудие М-68Т2С с двухплоскостным стабилизатором «Ливень»

Государственные испытания «объекта 272» завершились вдекабре 1956 года, и по их результатам танк был рекомендован для серийного производства.

Танк Т-10М с установленным ОПВТ, подготовленный для преодоления водной преграды по дну

Впервые с начала выпуска Т-10 к производству его новой модификации должен был подключиться и ЛКЗ. До этого танки Т-10, Т-10А и Т-10Б производились только на ЧКЗ. Однако, несмотря на все усилия, приложенные конструкторами и руководством отрасли (вспомним, например, командировку группы ленинградских конструкторов на ЧКЗ для совместного проектирования Т-10), добиться полной унификации машин, выпускавшихся на этих двух заводах, так и не удалось. 26 сентября 1957 года приказом Министра обороны СССР под обозначением Т-10М было принято на вооружение сразу два танка: «объект 272», выпускавшийся в Ленинграде, и «объект 734», выпускавшийся в Челябинске. Машины Челябинского завода отличались конструктивными изменениями в приводах управления трансмиссией, бортовых редукторах, системе питания топливом. Хотя такая ситуация и шла вразрез с требованиями по стандартизации и унификации вооружения и военной техники, тем не менее танки с этими конструктивными отличиями находились в серийном производстве вплоть до 1962 года. В этом году производство Т-10М в Челябинске завершилось, а в Ленинграде оно продолжалось до конца 1965 года.

 

С 1959 года в Ленинграде начался выпуск и командирской машины на базе Т-10М, предназначенной для обеспечения связи командира подразделения с вышестоящим командованием и штабами. Т-10МК («объект 272К») отличался наличием дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 и бензоэлектрического зарядного агрегата. Боекомплект к пушке был уменьшен на 8 выстрелов для размещения дополнительной радиостанции и составлял 22 выстрела. Дальность связи при работе с 10-метровой антенной на стоянке в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном режиме — 40 км. Всего с 1959 по 1964 год было построено 100 Т-10МК (они выпускались только в Ленинграде).

 

В процессе производства в конструкцию Т-10М вносились различные изменения. Так, с декабря 1962 года на танке Т-10М устанавливалась более простая по конструкции и изготовлении механическая трансмиссия, первоначально разработанная в качестве резервного варианта. Она была на 507 кг легче прежней и имела значительно меньшие габариты, что позволило дополнительно разместить в забронированном объеме 100 л топлива. В состав трансмиссии входили: главный фрикцион, шестискоростная механическая коробка передач, механизм поворота типа «ЗК» и бортовые редукторы. Однако наличие в трансмиссии главного фрикциона сухого трения несколько снижало ее эксплуатационную надежность.

 

С 1963 года Т-10М стали выпускаться с системой ОПВТ (оборудование подводного вождения танка), что позволяло танку преодолевать по дну водные преграды глубиной до 5 м без ограничения их ширины по условиям работы двигателя.

 

С 1964 года ввели автоматическую систему ППО с более эффективным огнетушащим составом «3,5».

 

Очередная модернизация танка была связана с его вооружением. Прогресс в танкостроении не стоял на месте, и если в 50-е годы 122-мм советские танковые орудия без проблем пробивали своими бронебойными калиберными снарядами броню любых танков НАТО, то в 60-х годах ситуация изменилась. Орудия запущенных в этот период в производство американского М-60 (орудие калибра 105 мм) и британского «Чифтен» (орудие калибра 120 мм) на всех реальных дистанциях стрельбы пробивали броню Т-10М, в то же время штатные калиберные бронебойные снаряды орудия М-62 лобовую броню этих танков не брали.

Характерным внешним отличием Т-10М был дульный тормоз орудия щелевой конструкции

В сложившейся ситуации по заданию Министерства обороны и ГКОТ (Государственный комитет по оборонной технике) были начаты работы по созданию 122-мм подкалиберных и невращающихся кумулятивных снарядов для орудия М-62Т2С. Выстрел с кумулятивным снарядом, пробивавшим вертикально расположенную броневую плиту толщиной 450 мм, был принят на вооружение приказом МО от 30 ноября 1964 года. А с 1967 года в боекомплект Т-10М был включен и бронебойно-подкалиберный снаряд с начальной скоростью 1600 м/с, пробивавший 320-мм броню на дальности 2000 м.

 

В 1963 году небольшое количество танков Т-10М было дополнительно вооружено противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) типа «Малютка» (такими же ПТУР в тот период пытались довооружить и средние танки Т-55). Пусковая установка для трех ракет «Малютка», представляющая собой трубчатую раму с тремя направляющими, размещалась снаружи на верхней задней части башни в специальном кожухе. Пусковая установка была оснащена механизмом подъема с электроприводом. Наведение ракет осуществлялось с помощью штатного танкового прицела. С помощью следящей системы электропривода осуществлялосьсогласование углов наведения пусковой установки и линии прицеливания штатного прицела наводчика. В состав боекомплекта входило 6 ПТУР. Однако, учитывая, что эффективно вести огонь ПТУР можно было только с остановок, это вооружение на танках не прижилось.

 

На базе Т-10 было разработано довольно много различных машин. Еще в 1956 году на базе Т-10 спроектировали САУ «объект 268», вооруженную 152-мм орудием М-64 с раздельным заряжанием. Чтобы разместить его, на корпусе Т-10 установили просторную броневую рубку, толщина брони которой в лобовой части составляла 187 мм. Начальная скорость снаряда орудия М-64 составляла 720 м/с. Для облегчения процесса заряжания 50-килограммовых снарядов на «объекте 268» была предусмотрена его механизация. Снаряды в вертикальном положении закреплялись в специальных каретках замкнутого цепного транспортера. Транспортер, расположенный на задней стенке рубки самоходного орудия, по выбору заряжающего подавал необходимый тип снаряда, доставляя его на высоту его локтя. После этого заряжающий должен был отстегнуть замки, крепящие снаряд, переложить его на лоток досылателя, который и подавал снаряд в камору орудия. Затем вручную из неподвижной боеукладки доставалась гильза, поднималась на высоту лотка и укладывалась на него. Досылатель досылал гильзу вслед за снарядом.

 

На крыше рубки устанавливался зенитный пулемет КПВТ (14,5 мм), здесь же на вращающейся командирской башенке располагался дальномер ТКД-09. В боекомплект самоходки входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету.

 

Машина имела боевую массу 50 т и экипаж из 4 человек. «Объект 268» проходил испытания, но так и остался только в опытном экземпляре — на вооружение самоходка принята не была.

 

С использованием силовой установки и элементов ходовой части танка Т-10 были спроектированы и гораздо более мощные самоходные орудия, способные вести огонь атомными тактическими зарядами. Калибр такого орудия определялся атомщиками, которые на тот момент не могли разместить атомный заряд в корпусе снаряда диаметром менее 400 мм, а дальность их стрельбы должна была превышать 25 км.

 

Конструкторы вели разработку таких САУ на гусеничном шасси начиная с 1954 года. В результате было построено два опытных образца: «объект 273» с минометом калибра 420 мм и «объект 271» с артиллерийским орудием калибра 406 мм. Решение о принятии одного из них на вооружение предполагалось принять по результатам их сравнительных испытаний.

 

Для размещения таких мощных артиллерийских систем была спроектирована восьмикатковая ходовая часть с опускающимся ленивцем и гидроамортизаторами, которые должны были частично поглощать энергию отдачи. Моторно-силовую установку полностью заимствовали с Т-10. Первоначально огромная сила отдачи при выстрелах вызывала на испытаниях многочисленные поломки: разрушались ленивцы, срывало с креплений коробку передач, разваливалась аппаратура, но, в конце концов, испытателям и конструкторам удалось сделать машины вполне надежными.

 

В 1957 году обе машины прошли на военном параде по Красной площади, вызвав большой интерес у иностранных военных. Однако оба орудия были слишком тяжелыми, требовали длительной подготовки позиции и специального оборудования для заряжания спецбоеприпасов. Все это снижало их тактические свойства, особенно принимая во внимание скоротечность предполагаемых боевых операций, требовавших высокой мобильности. Поэтому данные системы рассматривались как временные, подлежащие замене по мере совершенствования атомных боеприпасов. В результате было построено всего по четыре установки 2А3 (установка с 406-мм орудием) и 2Б1 (420-мм миномет).

Маска орудия танка Т-10М. Хорошо виден ствол спаренного пулемета КПВТ, рядом с ним полка крепления инфракрасного прожектора Л-2 («Луна-2»), сам прожектор отсутствует

Передняя часть башни, справа от маски пушки видно окно перископического прицела Т2С-29

В нескольких опытных образцах остались и разработанные на базе Т-10 самоходные стартовые установки для тактических ракет.

 

В 1961 году конструкторы ОКБТ создали опытные образцы стартовых агрегатов («объект 815 сп.1» и «объект 815 сп.2») для комплекса с ракетой среднего радиуса действия РТ-15 (8К-96) разработки ОКБ-1 С.П.Королева. Масса «объекта 815» составляла 42 т.

 

В 1963-1965 годах в ОКБТ были разработаны проекты и созданы опытные образцы транспортно-установочного агрегата («объект 820») и пусковой установки («объект 821») для ракетного комплекса с межконтинентальной баллистической ракетой РТ-20 (8К99) разработки ОКБ-586 М.К.Янгеля. Эти машины базировались на узлах танка Т-10М и имели массу в снаряженном состоянии 78 и 79 т соответственно. Для обеспечения нормального функционирования ракет машины оборудовались системами термостатирования. Несмотря на то, что обе эти машины существовали лишь в опытных образцах, благодаря своему участию в нескольких военных парадах на Красной площади они приобрели поистине мировую известность.

 

Бурное развитие в послевоенные годы ПТУР способствовало тому, что в 1957 году в ОКБТ были начаты работы над проектомтяжелого танка с реактивным вооружением на базе Т-10 («объект 282»).

 

При разработке его компоновочной схемы конструкторы постарались в первую очередь обеспечить повышенную защищенность экипажа от артиллерийского обстрела и поражающих факторов ядерного оружия. Машина получила оригинальный вид — на укороченном до шести опорных катков гусеничном шасси Т-10 располагался высокий корпус, над совершенно плоской крышей которого выступала только небольшая командирская башенка. Лобовое бронирование представляло собой конструкцию из броневых листов толщиной 150 мм (угол наклона 640 ), подпертую сзади 30-мм броневой перегородкой. Образовавшийся между наружным бронированием и перегородкой отсек предназначался для топлива, которое должно было усиливать противокумулятивную защиту. Боевое отделение занимало среднюю часть корпуса. Экипаж размещался по центру машины, впереди сидел механик-водитель, а за ним в легкой вращающейся башенке — командир-оператор с прицелом и пультом управления вооружением. В двух бортовых отсеках было размещено ракетное вооружени

naukatehnika.com

Тяжелый танк Т-10

В конце 40-х годов с тяжелыми танками в Советской Армии сложилась достаточно странная ситуация. На вооружении состояли три типа - ИС-2, ИС-3 и ИС-4, каждый из которых не мог рассматриваться в качестве основной тяжелой машины на перспективу. В связи с этим в конце 1948 года ГБТУ выдало техническое задание на новую машину.

Основным требованием являлось ограничение боевой массы - не более 50 т. Разработчиком было определено КБ Челябинского завода Министерства транспортного машиностроения СССР. Главным конструктором, ответственным за объект 730 (такое обозначение получил проект нового танка), назначили Ж. Я. Котина. Официально машина получила название ИС-8.

В апреле 1949 года был разработан техпроект. Сейчас уже неизвестно, от кого исходила эта идея, но объект 730 стал прямым развитием линии танка ИС-3. Форма корпуса, особенно характерный «щучий нос», литая башня обтекаемой-формы вызывали прямые ассоциации с ИС-3.

Тяжелый танк Т-10

В мае для отработки основных функциональных решений построили деревянный макет в натуральную величину, а затем в опытном цехе началось изготовление первого прототипа ИС-8. После проведения заводских испытаний выяснилось, что в целом машина удовлетворила техзадания, и было принято решение о выпуске установочной партии из 10 танков. Они прошли еще два этапа заводских испытаний в 1949 году, после чего в апреле — мае 1950 года на НИБТ полигоне в подмосковной Кубинке состоялись госиспытания.

Тяжелый танк Т-10

По их результатам Государственная комиссия рекомендовала начать серийное производство ИС-8, но с доработками. В частности, недостаточным признали ресурс двигателя. Поэтому летом 1950 года в районе города Мары в Туркмении были проведены испытания на гарантийный ресурс двигателя, а осенью - войсковые испытания. Однако, не все было хорошо с новой машиной: пришлось производить много доработок, вследствие чего танк прошел большой цикл повторных и контрольных полигонных и заводских испытаний, которые закончились только к декабрю 1952 года. При этом проект менялся несколько раз, в результате чего машина получила сначала индекс ИС-9, а затем и ИС-10.

Тяжелый танк Т-10

В марте 1953 года умер И. В. Сталин, после чего аббревиатура «ИС» канула в лету. В конце года танк был принят на вооружение Советской Армии уже под обозначением Т-10. Сварной корпус его имел сложную коробчатую форму с лобовой частью в форме «щучьего носа». Борта составные, из верхней наклонной и нижней гнутой частей. Верхний кормовой лист корпуса был выполнен откидным для обеспечения доступа к агрегатам трансмиссии. Днище корпуса штампованное, корытообразной формы. В задней части (под силовой передачей) днище плоское. Жесткость днища усиливалась также вваренными в него кронштейнами балансиров. Для обслуживания агрегатов и механизмов в днище имелись люки и отверстия, закрытые броневыми крышками или пробками на резьбе. Место механика-водителя находилось впереди по оси машины. Для посадки имелся люк треугольной формы, закрываемый сдвижной крышкой. Наблюдение за местностью механик-водитель вел через три прибора: один из них ТПВ-51 устанавливался в крышке люка, два других ТИП - в окнах верхней части лобовых листов корпуса.

Тяжелый танк Т-10

Башня литая, обтекаемой формы с переменными углами наклона стенок и переменной толщиной от 250-мм в носовой части до 40-мм на литой части крыши. Башня устанавливалась на шариковой опоре над вырезом подбашенного листа крыши корпуса танка. Передняя часть крыши башни отливалась заодно с корпусом башни, а задняя изготавливалась из броневого листа и вваривалась в крышу. В этом листе справа располагался люк заряжающего, над которым монтировалась установка зенитного пулемета. Слева располагался люк, над которым размещалась командирская башенка. В передней части люка командира танка находился прибор наблюдения ТПКУ, а по окружности верхнего погона башенки - семь приборов наблюдения . Кроме того, в башне имелись еще три прибора ТПБ-51: один для наводчика и два для заряжающего. Механизм поворота башни планетарный, с самотормозящей червячной парой, с ручным и электрическим приводами.

122-мм танковая пушка Д-25ТА с длинной ствола 48 калибров и спаренный с ней 12,7-мм пулемет ДШКМ были установлены в литой маске. Пушка имела двухкамерный дульный тормоз и горизонтальный автоматический клиновой затвор. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 795 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ2-27 составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня 15000 м. Заряжание облегчалось за счет применения механизма досылания. Скорострельность при этом составляла 3—4 выстрела в минуту, а при заряжании вручную 2—3 выстрела в минуту.

Тяжелый танк Т-10

На турели люка заряжающего устанавливался зенитный 12,7-мм пулемет ДШКМ, снабженный коллиматорным прицелом К10-Т. Боекомплект пушки состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания, размещенных в хомутиковых и лотковых укладках. Боекомплект пулеметов насчитывал 1000 патронов, 300 из них к спаренному пулемету были уложены в шести штатных патронных коробках, а 150 к зенитному пулемету - в трех специальных патронных коробках, 550 патронов боекомплекта находились в цинковых коробках. 12-цилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-12-5 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см3 и максимальной мощностью (без воздухоочистителя и противодавления на выпуске) 700 л. с. при 2100 об/мин устанавливался на постаменте, состоявшем из четырех кронштейнов, приваренных к бортам и связанных между собой продольными угольниками.

Двигатель В-12-5 относился к дизелям типа В-2. Его основные особенности: установка центробежного нагнетателя воздуха АМ-42, что позволило увеличить его мощность; установка на верхнем картере двигателя двух суфлеров; оборудование двигателя комбинированным масляным фильтром Кимаф-3; наличие двойного подвода масла к коленчатому валу; установка маслозакачивающего насоса с электромотором для обеспечения двигателя смазкой при запуске; наличие привода для электротахометра; отсутствие выпускных коллекторов. В топливную систему танка входили три внутренних бака - два задних емкостью по 185 л и один передний на 90 л. Все три бака соединялись между собой трубопроводами, а передний соединялся также с топливораспределительным краном. На крыльях в корме танка было установлено по одному наружному топливному баку емкостью по 150 л каждый. Наружные баки подключались к топливной системе танка. Таким образом, общая емкость всех баков составляла 760 л.

Тяжелый танк Т-10

Начиная с июня 1955 года устанавливались внутренние задние топливные баки емкостью 270 л каждый. Вследствие этого общая емкость баков возросла до 930 л. На танке имелись комбинированные воздухоочистители инерционного типа. Система охлаждения жидкостная, закрытая, эжекционная. Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом.

Ведущие колеса заднего расположения имели съемные венцы с 14 зубьями. На каждом борту было 7 литых сдвоенных опорных катков с металлическим ободом и три поддерживающих катка. Подвеска независимая, с пучковым торсионом и упругим упором. Пучковые торсионы имели 7 стержней с шестигранными головками. Гусеница мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Каждая гусеница состоит из 88 траков шириной по 720-мм с шагом 160-мм.

На танке устанавливали радиостанцию 10РТ-26Э и внутреннее переговорное устройство ТПУ-47-2 на четыре абонента. В 1955 году были созданы две опытные машины - объект 267 сп.1 со стабилизатором наведения в вертикальной плоскости и объект 267 сп.2 с двухплоскостным стабилизатором. Годом позже эти новшества были внедрены на новой модификации Т-10А (объект 730А). Пушка со стабилизатором в вертикальной плоскости ПУОТ-1 «Ураган» получила обозначение Д-25ТС. На Т-10А вместо прицела ТШ-2-27 установили перископический оптико-гироскопический прицел ТПС-1 и дублирующий телескопический прицел ТУП. Механик-водитель получил активный прибор ночного видения ТВН-1 и для ориентации гирополукомпас ГПК-48. В результате установки пушки с измененными приводами, а также для улучшения бронезащиты башню и маску орудия модернизировали.

Тяжелый танк Т-10

Для уменьшения загазованности боевого отделения на стволе пушки был установлен эжектор. Дополнительно ввели механизм досылания снаряда и заряда, новый подъемный механизм со сдающим звеном и гальваноударное устройство в затворе. В 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка Т-10Б (объект 730Б). Основное ее отличие - применение уже двухплоскостного стабилизатора ПУОТ-2 «Гром» и прицела Т2С-29-14. В остальном танк был подобен Т-10А. Вскоре последовала более серьезная модернизация. В КБ Пермского завода № 172 создали новое 122-мм орудие М-62-Т2 (2А17) с улучшенными баллистическими характеристиками.Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с. Пушку оборудовали двухплоскостным стабилизатором 2Э12 «Ливень» и прицелом Т2С-29-14. (В 1955 году прототип этой пушки установили на опытном объекте 264, а чуть позже на объекте 265 испытали орудие с улучшенными точностными характеристиками.)

Вместо пулеметов ДШК, как на предыдущих моделях, были установлены 14,5-мм КПВТ - спаренный с орудием и зенитный. Новый танк — объект 272 — также оснастили полным комплектом ночных приборов: командирским ТКН-1Т, наводчика ТПН-1-29-14 («Луна II») и механика-водителя ТВН-2Т. Наведение спаренного пулемета осуществлялось с помощью прицела Т2С-29, имевшего для этого специальную шкалу. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям - оптическим прицелом ПУ-1. Боекомплект состоял из 30 выстрелов с осколочно-фугасной гранатой и бронебойно-трассирующим снарядом и 744 патронов к пулеметам КПВТ.

В двигатель В-12-6 по сравнению с В-12-5 были внесены изменения в конструкцию картера, коленчатого вала, поршней, цилиндров и т. д. Мощность двигателя составляла 750 л. с. при 2100 об/мин. Машина оснащалась радиостанцией Р-113 и переговорным устройством Р-120. Танк выпускался почти 5 лет, и только в 1962 году на обоих заводах был организован выпуск танка Т-10М на основе объекта 272. В конструкцию Т-10М неоднократно вносились изменения. С 1959 года зенитными пулеметами, например, комплектовался только каждый пятый танк.

В 60-х годах 8-ступенчатую коробку передач заменили на более простую 6-ступенчатую. С 1963 года Т-10М оборудовали системой ОПВТ, что позволяло преодолевать по дну преграды глубиной до 5 м. С 1967 года в боекомплект начали включать выстрелы с бронебойно-подкалиберными и кумулятивными снарядами. Танки Т-10 первоначально поступали на вооружение тяжелых танко-самоходных полков. С 1947 года один такой полк входил в штат танковой и механизированной дивизии. По мере поступления в войска все большего количества танков Т-10, а затем и Т-10А, Т-10Б и Т-10М началось формирование тяжелых танковых дивизий. Каждая такая дивизия имела два полка тяжелых и один полк средних танков.

В 50-х и 60-х годах по мере поступления в войска все большего количества танков Т-10, а затем Т-10А, Т-10Б и Т-10М началось формирование тяжелых танковых дивизий составе Группы советских войск в Германии имелось два таких соединения - 13-я и 25-я гвардейские тяжелые танковые дивизии. «Десятки» на экспорт не поставлялись и в боевых действиях не применялись. За исключением маневров единственная крупная операция, в которой пришлось участвовать танкам Т-10М, это операция «Дунай» - ввод войск Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 году. В 1966 году производство Т-10М прекратили.

По западным данным, было выпущено около 8000 танков Т-10 всех модификаций. Если это соответствует истине, то его можно считать самым массовым тяжелым танком в истории танкостроения. В последующие годы, по мере поступления в войска современных боевых машин, танки Т-10, Т-10А, Т-10Б и Т-10М передавались в парки на долговременное хранение, а частично отправлялись на разделку. Формально же они были сняты с вооружения Российской Армии в 1993 году, то есть спустя 40 лет после принятия на вооружение.

Танк Т-10 послужил базой для создания многих опытных и серийных машин.

Тяжелый танк Т-10В 1957 году был создан танк (объект 266), на котором опробовали гидромеханическую трансмиссию. В остальном это был обычный Т-10 с пушкой Д-25ТА, оснащенной, правда, стабилизатором.

С 1953 по 1956 год испытывался опытный объект 269, предназначенный для отработки прицела-дальномера.
В 1956 году на испытания вышла единственная САУ, созданная на базе Т-10. Машина имела обозначение «объект 268» и была вооружена 152-мм пушкой М-64 с начальной скоростью снаряда 720 м/с. Орудие было установлено в просторной сварной рубке с толщиной лобовой брони 187-мм. На крыше рубки устанавливались 14,5-мм пулемет КПВТ и дальномер ТКД-09. Пушка была оснащена механизмом досылания лоткового типа. В входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету. Боевая масса машины равнялась 50 т, экипаж состоял из 4 человек. На вооружение эта самоходка так и не была принята.

Тяжелый танк Т-10А. Являлся модернизированным вариантом танка Т-10 и имел обозначение "Объект 731". Он был принят на вооружение приказом Министра обороны СССР от 11.06.1956 г. Его серийное производство было организовано в 1957 г. в Челябинске. Модернизированный танк отличался установкой пушки Д-25ТС с измененным затвором и эжекционной продувкой канала ствола, а также применением стабилизатора вертикального наведения пушки ПУОТ ("Ураган"), гирополукомпаса ГПК-48 и ИК-прибора механика-водителя ТВН-1. Вместо прицела ТШ-2-27 были установливался перископический прицел ТПС-1 и дублирующий телескопический прицел ТУП.

Тяжелый танк Т-10Б. Представлял собой модернизированный танк Т-10А и отличался от него установкой двухплоскостного стабилизатора вооружения и нового прицела наводчика Т2С-29. На вооружение был принят приказом Министра обороны СССР в 1957 г. В этом же году был создан командирский танк Т-10БК, который отличался от линейного танка наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

topwar.ru

Тяжёлый танк Т-10 (ИС-10). СССР

Эта машина стала квинтэссенцией всего опыта проектирования , производства и боевого применения Советских тяжёлых танков в военный и послевоенный период. Не даром, она простояла на вооружении вплоть до 1993 года и была снята уже в России. По комплексу своих боевых качеств она вполне могла бы успешно конкурировать с современными ОБТ, а в своё время у неё просто не было равных.

Статья об этой машине написана в журнале Бронеколлекция (приложение к Моделисту Конструктору) №4 за 2009 год.

В условиях разгорающейся «холодной войны» армии настоятельно требовалась новая тяжёлая машина, превосходящая по своим характеристикам танки военных лет — ИС-2, ИС-3, ИС-4, но в то же время относительно недорогая, надёжная, технологичная, которую можно было бы запустить в серию сразу на нескольких танковых заводах.

Задание на такой танк ГБТУ выдало в конце 1948 г. В нём особо подчеркивалось, что масса машины не должна превышать 50 т. Танк, получивший обозначение «объект 730» и индекс ИС-8, поручили разработать КБ Челябинского завода. Однако главным конструктором танка был назначен Ж. Котин, хотя в то время он работал на Кировском заводе в Ленинграде.

Такая «странность» определялась сложившейся к тому времени ситуацией, когда в стране образовалось два самостоятельных центра по разработке и производству тяжёлых танков: один, как упоминалось ранее, находился на Урале — это Челябинский тракторный завод с отлично налаженным танковым конвейером; другой — в Ленинграде, на Кировском заводе, где танковое производство после войны ещё не было восстановлено в полном объёме, но где в СКБ-2 сосредоточились крупные силы конструкторов-танкостроителей. Учитывая, что новый тяжёлый танк планировалось запустить в производство и в Челябинске, и в Ленинграде, считалось важным, чтобы в его разработке участвовали конструкторы обоих предприятий. Практика показывала, что созданную на одной базе и под определённую технологию машину очень трудно поставить в производство на другом заводе. По предложению заместителя Председателя Совета Министров СССР В. Малышева, руководившего всю войну Наркоматом танковой промышленности, филиал Опытного завода №100 в Ленинграде, директором которого являлся Ж. Котин, в 1949 г. был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт ВНИИ-100. Это означало, что, имея статус всесоюзного, институт получал полномочия выдавать рекомендации в масштабах всей танковой отрасли.

Итак, общее руководство проектными работами по новому танку ИС-8 было возложено на Ж. Котина, а непосредственным руководителем проекта стал его заместитель А. Ермолаев. Разрабатывать документацию решили в Челябинске. Туда выехала бригада ленинградских конструкторов для совместной работы со специалистами ЧКБ.

В первую очередь, разработчики постарались в полной мере использовать накопленные за годы войны статистические данные по поражению отдельных деталей корпуса и башни танков. Это позволило провести дифференциацию бронирования — использовать основную массу брони для защиты наиболее поражаемых участков и избежать перетяжеления тех мест, куда снаряды попадали реже.

Конфигурацию носовой части корпуса заимствовали от танков ИС-3 и ИС-7 («щучий нос»). Толщину лобовых листов оставили как у ИС-3 — 120 мм, но изменили углы их наклона, повысив бронестойкость этой части машины за счёт увеличения так называемой эффективной толщины брони. По этой же причине борта танка сделали составными, поставив верхнюю их часть под углом к вертикали, а нижнюю выполнив гнутой. Литая «приплюснутая» башня походила по своей конфигурации на башню ИС-3, но имела большие углы наклона стенок.

Бронемаска танка Т-10.

Основное вооружение оставили таким же, как на ИС-3, — заслуженное 122-мм танковое орудие Д-25. Правда, в ЦКБ-9 его несколько модернизировали. Слишком низкой была скорострельность, связанная с раздельным заряжанием, из-за чего возможно было производить всего 2 — 3 выстр./мин. Более того, на подготовку первого выстрела уходило не менее 20 с (для сравнения: благодаря унитарному заряжанию «Королевский Тигр» мог произвести первый выстрел через 8 с). Заряжающему приходилось действовать в два приёма. Сначала из одной боеукладки он брал снаряд массой более 25 кг и досылал его в зарядную камору ствола. Затем из другой боеукладки — гильзу с зарядом около 20 кг и уже досылал её вслед за снарядом.

Теперь на ИС-8 предусмотрели специальный механизм досылания. Заряжающий только укладывал снаряд на специальный лоток сбоку от казённой части орудия, а затем включался электропривод цепного досылателя, загоняя его в ствол. Подобная операция повторялась и с гильзой. Благодаря такой механизации скорострельность орудия, получившего уже индекс Д-25ТА, удалось повысить до 3 — 4 выстр./мин.

Наведение пушки и спаренного с ней 12,7-мм крупнокалиберного пулемёта ДШК осуществлялось с единого пульта управления с помощью автоматизированного электропривода ТАЭН-1. В командирской башенке для обеспечения целеуказания имелось следящее устройство.

В качестве силовой установки танк получил дизель В-12-5 мощностью 700 л.с. с такой же эжекционной системой охлаждения, как на ИС-7. От него же заимствовали и удачную трансмиссию — 8-ско-ростную коробку передач с механизмом поворота, объединенные в одном картере, и сервопривод управления.

Ходовую часть с семью опорными катками и поддерживающими роликами, а также гусеницу заимствовали у танка ИС-4; имея ширину 720 мм, она обеспечивала удельное давление 0,77 кг/см2.

Подобное использование проверенных конструкторских решений, постановка уже отработанных узлов и агрегатов позволили существенно сократить сроки проектирования. В апреле 1949 г. технический проект ИС-8 был готов. В мае приступили к сборке опытной машины. В том же году после испытаний выпустили установочную партию из десяти танков.

В апреле — мае 1950 г. машины передали на госиспытания, состоявшиеся на полигоне НИИБТ в Кубинке. По их результатам Государственная комиссия рекомендовала ИС-8 («объект 730») в серийное производство. Летом 1950 г. в Туркмении, вблизи города Мары, были проведены их гарантийные испытания, а осенью и войсковые.

Первоначальный проект нового танка несколько раз подвергался изменениям, поэтому менялся и его индекс — с ИС-8 на ИС-9, а затем на ИС-10.

Испытания окончательного варианта машины завершили к декабрю 1952 г. Однако в начале марта 1953 г. умер И.В. Сталин, в честь которого и была в своё время принята аббревиатура «ИС», принятие танка на вооружение затянулось и состоялось только в конце года. В постановлении СМ СССР №2860-1215 от 28 ноября и приказе министра обороны №244 от 15 декабря новая машина именовалась уже не ИС-10, а просто Т-10.

Серийное производство Т-10 разворачивалось медленно. В 1953 г. успели выпустить лишь десять машин, в следующем — 30, а в 1955 г. — 90.

Т-10 на войсковых учениях.

Бронекорпус танка Т-10 имел сварную коробчатую форму с лобовой частью в форме «щучьего носа». Борта — составные из верхней наклонной и нижней гнутой частей. Верхний кормовой лист корпуса выполнялся откидным для обеспечения доступа к агрегатам трансмиссии, как у Т-34.

Днище корпуса — штампованное, корытообразной формы; в задней своей части — плоское. Жёсткость его усилена вваренными кронштейнами балансиров. Для обслуживания агрегатов и механизмов имелись люки и отверстия, закрытые броневыми крышками или резьбовыми пробками.

Место механика-водителя — впереди по оси машины. В движении он мог пользоваться приборами наблюдения: ТПВ-51, установленным в крышке люка, и двумя ТИП — вверху корпуса.

Башня — литая, с переменными углами наклона стенок. Передняя часть её крыши отливалась заодно с корпусом, а задняя — приваривалась. Справа в крыше находился люк заряжающего, над

которым монтировалась установка зенитного пулемёта; над люком слева размещалась командирская башенка с прибором наблюдения ТПКУ. По окружности верхнего погона башенки находились семь приборов наблюдения ТИП. Для наводчика и заряжающего в башне имелись три прибора ТПБ-51.

Толщина брони передней части — 250 мм, литой части крыши — 40 мм. Механизм поворота башни — планетарный, с ручным и электрическим приводами.

Основное вооружение — 122-мм танковая пушка Д-25ТА с длиной ствола 48 калибров, как и спаренный с ней 12,7-мм пулемёт ДШКМ, устанавливалась в литой маске башни. Пушка имела двухкамерный дульный тормоз и горизонтальный автоматический клиновой затвор. Прицел — телескопический ТШ2-27. При заряжании применялся механизм досылания, скорострельность при этом составляла 3 — 4 выстр./мин; при заряжании вручную — 2 — 3 выстр./мин. В боекомплект пушки входило 30 выстрелов раздельного заряжания, размещённых в хомутиковых и лотковых укладках. Прицельная дальность ведения огня составляла 5000 м, максимальная дальность стрельбы — 15 000 м. Начальная скорость бронебойного снаряда — 795 м/с.

Командирская башенка танка Т-10

На турели люка заряжающего устанавливался зенитный 12,7-мм пулемёт ДШКМ, снабжённый коллиматорным прицелом К10-Т. Боекомплект — 1000 патронов: 300 — к спаренному пулемёту и 150 — к зенитному укладывались, соответственно, в шесть и три штатные патронные коробки; ещё 550 патронов находились в цинковых коробках.

Дизельный двигатель В-12-5 — 12-цилиндровый четырёхтактный V-образный мощностью 700 л.с. при 2100 об/мин. Его основные особенности: наличие центробежного нагнетателя воздуха АМ-42, позволившего увеличить его мощность, и двух суфлёров на верхнем картере; оборудование комбинированным масляным фильтром Кимаф-3 и двойным подводом масла к коленчатому валу; установка маслозакачивающего насоса с электромотором для обеспечения смазкой при запуске; отсутствие выпускных коллекторов. Запуск двигателя осуществлялся электростартером типа СТ 700А или сжатым воздухом.

В топливную систему танка входили три внутренних бака: два задних ёмкостью по 185 л и один передний на 90 л, соединённые между собой трубопроводами. Кроме того, на крыльях в корме танка разместили по одному наружному топливному баку ёмкостью по 150 л, подключённых к топливной системе танка. Таким образом, запас топлива составлял 760 л. Начиная с июня 1955 г. стали устанавливать в корме ещё 270-литровый внутренний бак.

Система охлаждения — жидкостная, закрытая, эжекционная. На танке имелись комбинированные воздухоочистители инерционного типа.

Силовая передача состояла из планетарной коробки передач в блоке с механизмом поворота типа «ЗК» и двух двухступенчатых бортовых передач. Всего обеспечивалось восемь передач вперёд и две назад. Главный фрикцион в его классическом понимании в трансмиссии отсутствовал, нейтральное положение в механизме передач и поворотов можно было получить при его выклю

alternathistory.com

Рассказы о вооружении: тяжелый танк ИС-10 (Т-10)

Рассказы о вооружении: тяжелый танк ИС-10 (Т-10)

По сравнению со своим ровесником — советским средним танком Т-54, исколесившим почти полмира, тяжелый танк Т-10, окутанный в свое время завесой секретности (в его конструкции были реализованы самые современные на тот момент технические решения), до сих пор слабо известен широкой публике. Да и поучаствовать в боевой операции (которую, правда, можно так называть только с некоторой натяжкой) Т-10 довелось всего раз — во время ввода войск стран Организации Варшавского Договора на территорию Чехословакии в 1968 году. Тем не менее Т-10 был прекрасно знаком натовским генералам, полагавшим, что по ту сторону «железного занавеса» над их войсками нависает бронированный кулак, насчитывающий более 8 тыс. этих тяжелых танков прорыва.

Благодаря стараниям Н.С. Хрущева, большого поклонника ракетной техники, Т-10 стал последним в ряду советских серийных тяжелых танков (его производство было прекращено в 1965 году, и с тех пор тяжелые танки в СССР больше не строились). Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь «Вождя всех народов» — Иосифа Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 году, будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но в итоге был принят на вооружение под безликим обозначением Т-10.

Чтобы стали более ясны причины появления Т-10 и особенности его конструкции, необходимо вспомнить ситуацию с тяжелыми танками в СССР после окончания Второй мировой войны. Ее сражения Красная Армия завершила, располагая значительным количеством тяжелых ИС-2, кроме того, в 1945 году на ее вооружение был принят и новый тяжелый танк ИС-3. К несчастью, вскоре выяснилось, что ИС-3 мало пригодны для службы в мирное время — их надежность и ресурс механизмов оказались чрезвычайно низки, тогда как в мирное время танк должен был эксплуатироваться годами, а не в течение нескольких недель (до его уничтожения в бою) — как это было во время войны. В результате уже в 1946 году производство ИС-3 было завершено, так и не успев развернуться в полную силу, а все уже выпущенные танки подверглись модернизации по программе УКН (устранение конструктивных недостатков).

Таким образом, встала задача создания более совершенного тяжелого танка, в конструкции которого был бы учтен как накопленный в ходе боевых действий опыт, так и новейшие достижения технической мысли в области танкостроения. Такой танк был разработан в 1946-1948 годах в ленинградском конструкторском бюро под руководством Ж. Котина. Машина получила объектовый номер «260» и индекс ИС-7.

Тяжелый танк ИС-4, хранящийся в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения в Кубинке

Конструкторы поставили перед собой задачу спроектировать хорошо вооруженный танк, с мощной броней, способной защитить машину от всех имеющихся в тот момент на вооружении бронебойных снарядов.

В течение 1948 года на Кировском заводе изготовили четыре опытных образца ИС-7, которые после проведения заводских испытаний были представлены на Государственные испытания. Однако, несмотря на выдающиеся характеристики ИС-7 (ни один из современных ему тяжелых танков не имел такого комплекса основных боевых свойств), машина не получила одобрения Государственной комиссии. Кроме неудач во время испытаний, такой результат был вызван принципиальными недостатками этого «супертанка», в первую очередь его слишком большой массой.

Установка на ИС-7 сверхмощного артиллерийского вооружения, для обслуживания которого необходим был экипаж из пяти человек (что обусловило значительный забронированный объем танка), и попытка обеспечить такой крупной машине высочайший уровень защиты, при тогдашнем развитии техники, привели к тому, что ее масса достигла рекордных для советского танкостроения 68 т (вместо запланированных 65,5 т). Но хотя в серию ИС-7 так и не запустили, однако, работая над этим проектом, конструкторы накопили богатый опыт и на более поздних моделях советских тяжелых танков, в том числе и в танке Т-10, можно увидеть многие опробованные на ИС-7 узлы и агрегаты.

Опытный ИС-7 на Государственных испытаниях

Перетяжеленным оказался и другой советский тяжелый танк — 60-тонный ИС-4 (разработанный и запущенный в производство в 1947 году на ЧКЗ после прекращения выпуска здесь ИС-3), к которому за недолгое время его эксплуатации успело накопиться множество претензий по части надежности, проходимости, оперативной подвижности и транспортабельности. Масса и ИС-4, и ИС-7 превышала грузоподъемность большинства существовавших в то время транспортных средств (железнодорожных платформ) и мостов (автомобильные мосты такого тяжелого танка просто не выдерживали).

После окончательного отказа от ИС-7 и остановки производства ИС-4 войска остались без перспективного тяжелого танка. Однако в условиях «холодной войны», грозящей перейти в «горячую», армии настоятельно требовалась новая «рабочая лошадка» — тяжелая машина, превосходящая по своим характеристикам старые танки военных лет, но в то же время достаточно надежная, относительно недорогая и технологичная, которую можно было бы запустить в производство сразу на нескольких танковых заводах. Согласно зарождающейся в тот период концепции возрастания роли танков в вероятной ракетно-ядерной войне, требовалось заблаговременное развертывание как можно большего числа танковых соединений и производство максимально возможного числа танков еще в мирное время, ввиду ожидавшихся после ядерных ударов огромных потерь в военной технике. Так, потери сухопутных войск в первые две недели будущей войны прогнозировались в размере 30-40%. Данная концепция согласовывалась и с выводами, сделанными по итогам работы советского танкостроения еще в 1945-46 годах, согласно которым заблаговременный выпуск бронетанковой техники в мирное время был охарактеризован как полностью себя оправдавший.

Один из опытных экземпляров тяжелого танка ИС-7, хранящийся ныне в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения в Кубинке

Задание на такой танк и было выдано ГБТУ уже в конце 1948 года. Так как главным недостатком ИС-7 считался его слишком большой вес, в техническом задании на новый тяжелый танк особо подчеркивалось, что масса машины не должна превышать 50 т. Она получила индекс ИС-8 и объектовый номер — 730, т.е. ее разработчиком было определено КБ Челябинского завода, которому было выделено «окно» объектовых номеров в диапазоне 700-799. Но главным конструктором танка был назначен Ж. Котин, создатель танков КВ и ИСов, в то время работавший в Ленинграде, на Кировском заводе.

Такая «странность» определялась сложившейся к тому времени ситуацией, когда в стране образовалось два самостоятельных центра разработки и производства тяжелых танков. Один на Урале, где продолжал работу Челябинский тракторный завод (знаменитый «Танкоград» военных лет), с налаженным серийным танковым производством, но с конструкторским бюро, ослабленным после возвращения из эвакуации в родной Ленинград большого числа конструкторов. Второй — в Ленинграде, на Кировском заводе, где танковое производство после войны и блокады еще не было восстановлено в полном объеме, но имелись крупные силы конструкторов-танкистов во главе с Ж. Котиным.

Учитывая, что новый тяжелый танк планировалось запустить в производство не только в Челябинске, но позже и в Ленинграде, считалось важным, чтобы в его разработке принимали участие конструкторы обоих заводов — практика показывала, что разработанную на одной базе и под определенную технологию производства машину очень трудно запустить в производство на другом заводе. Существенную роль в разрешении этой проблемы сыграл тогдашний заместитель Председателя Совета Министров СССР В. Малышев, который на протяжении всей войны руководил Наркоматом танковой промышленности и прекрасно знал его предприятия и кадры. По его предложению в 1949 году филиал Опытного завода 100-ОГК в Ленинграде, директором которого являлся Ж. Котин, был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт — ВНИИ-100. Имея статус всесоюзного, этот центр получил полномочия вести работы и выдавать рекомендации в масштабах всей танковой отрасли.

Окончательный вариант опытного тяжелого танка ИС-8 («Объект 730»)

Итак, общее руководство проектными работами по новому танку было возложено на Ж. Котина, а непосредственным руководителем проекта был назначен его заместитель А. Ермолаев. Разрабатывать документацию проекта нового тяжелого танка было решено в Челябинске, для чего А. Ермолаев, собрав в Ленинграде бригаду конструкторов, выехал с ними в Челябинск, где ленинградцы должны были объединить свои усилия с Челябинским КБ.

Отъезд из Ленинграда был организован, можно сказать, на государственном уровне — к скорому поезду «Красная стрела», отправляющемуся из Ленинграда в Москву, был прицеплен специальный вагон, в котором и разместились конструкторытанкисты. По прибытии в Москву вагон присоединили к поезду, следующему в Челябинск. Здесь на перроне вокзала конструкторов встретил сам директор ЧТЗ — И. Зальцман (также бывший ленинградец, в 1941 году эвакуировавшийся сюда вместе с ЛКЗ). Его стараниями вновь прибывших разместили в единственной на то время во всем Челябинске гостинице «со всеми удобствами».

Директор завода Зальцман и главный конструктор М. Балжи (сменивший на этом посту переведенного для работы в советском атомном проекте Н. Духова) постарались организовать работу конструкторов, работающих над ИС-8, как можно эффективнее, зачастую лично принимая участие в обсуждении основных положений проекта. Так, например, спорным вопросом, который пришлось решать в кабинете директора, стала конструкция торсионной подвески танка. Ж. Котин предлагал установить на ИС-8 уже опробованный на танке ИС-7 торсион пучковой конструкции, состоящий из семи тонких стержней — идея состояла в том, чтобы сделать торсионы такими короткими, чтобы между ними оставалось достаточное расстояние для размещения картера двигателя и других механизмов танка. Такая конструкция торсионов, кроме несомненных компоновочных преимуществ, давала возможность сохранить мягкость подвески танка при резко уменьшившейся длине торсионов. Со своей стороны М. Балжи высказывался за более простые в изготовлении торсионы монолитной конструкции.

Так как никаких испытательных стендов, позволяющих оценить технические характеристики обоих типов торсионов, в тот момент в Челябинске не было и ни один из оппонентов не мог представить объективных доказательств своей правоты, итоги этой жаркой дискуссии подвел И. Зальцман, остроумно заметив: «С одной стороны старый торсион хорош потому, что он один и толстый, а новые торсионы — тонкие и их несколько, значит они плохие. Но с другой стороны, можно сказать: смотри, они тонкие, их много и это очень хорошо, а тот один, да еще толстый — это очень плохо» (как тут не вспомнить Р. Карцева — «… вот такие раки, но вчера…»). И директор, будучи сторонником новых технических решений, принял волевое решение — принять для проекта пучковые торсионы. Применение пучковой торсионной подвески позволило разместить опорные катки левого и правого бортов соосно и оставить свободной от деталей подвески среднюю часть днища шириной 460 мм на всей длине корпуса. В освободившееся пространство были установлены двигатель, вращающееся контактное устройство башни и сиденье механика-водителя. Такое компоновочное решение позволило уменьшить высоту корпуса и общую высоту танка.

army-news.ru

Рассказы о вооружении: тяжелый танк ИС-10 (Т-10). Часть 2

Рассказы о вооружении: тяжелый танк ИС-10 (Т-10).Тяжелый танк Т-10М, в экспозиции музея Великой отечественной войны, Киев.

Танк Т-10Б

В конце 1954 года, еще до завершения испытаний «объекта 267 сп.1» с одноплоскостным стабилизатором, начались работы второго этапа создания стабилизированного вооружения — двухплоскостной стабилизации, которая должна была компенсировать влияние на наведение вооружения не только вертикальных перемещений, но также и рыскания танка по курсу. В результате работ по теме, получившей шифр «Гром», в 1955 году был разработан «объект 267 сп.2» (вторая спецификация).

Зеркало стабилизировалось в вертикальной, а второе — в горизонтальной плоскости, чем и обеспечивалась стабилизация поля зрения в обеих плоскостях. Привод пушки по вертикали позаимствовали от танка «объект 267 сп.1». Но при выборе типа привода башни по горизонту возникли серьезные разногласия в группе проектировщиков. Существовавший электромеханический привод башни не удовлетворял новым требованиям. Поэтому требовалось или создать для него новый, достаточно громоздкий редуктор с высоким передаточным числом, или переходить на гидравлический привод с высокомоментным гидромотором. В последнем случае необходимо было создавать специальную гидросистему с гидронасосом, баком и трубопроводами. В связи с отсутствием у специалистов единого мнения по этому вопросу, Ж.Котин принял решение о разработке, изготовлении и испытании сразу двух экспериментальных образцов привода — электромеханического и гидравлического. По результатам этой работы, выполненной в исключительно короткие сроки — менее двух месяцев, предпочтение было отдано гидравлическому приводу.

Высокие темпы работ позволили уже в 1956 году, т. е. менее чем за два года, довести новый стабилизатор до передачи в серийное производство. А в 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка — Т-10Б («объект 730Б) с двухплоскостным стабилизатором ПУОТ-2 «Гром» и стабилизированным прицелом Т2С-29-14, которая была запущена в серийное производство в Челябинске. Т-10Б производился недолго, всего один год, за это время было построено 130 машин, правда, 20 из них хотя и считались Т-10Б, но были укомплектованы одноплоскостным стабилизатором «Ураган». В 1957 году Т-10Б в производстве сменила комплексно модернизированная «десятка» — Т-10М.

В 1957 году на базе Т-10Б был разработан и командирский танк Т-10БК, который отличался от базовой машины наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

Танк Т-10М

Очередная модификация Т-10 начала разрабатываться в соответствии с решением пленума Научно-технического комитета Главного бронетанкового управления, состоявшегося 14 декабря 1954 года, на котором обсуждались вопросы комплексной модернизации танка Т-10 и которое было оформлено в феврале 1955 года соответствующим Постановлением Правительства. Новой машине был присвоен объектовый номер — «объект 272». Первоначально ее ведущим инженером был назначен А.Шнейдман, а затем руководство работами передали П.Михайлову.

Модернизация коснулась в первую очередь вооружения танка — 122-мм орудие Д-25Т, которое более десяти лет назад начали устанавливать на танках ИС-2, наконец было отправлено на покой. Вместо него на новую модификацию установили существенно более мощное орудие М-62Т2С (2А17) того же калибра.

Орудие М-62 разрабатывалось КБ завода №172 в Перми (в то время и город, и завод носили имя В.М.Молотова) под руководством главного конструктора М.Цирульникова. Первый опытный экземпляр М-62 прошел испытания в 1953 году. По сравнению с Д-25Т новое орудие имело существенно лучшие баллистические характеристики. Так, начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с (у Д-25 она не превышала 795 м/с), соответственно лучше была и бронепробиваемость снаряда — 225 мм на расстоянии 1000 м (у Д-25 — 145 мм), кроме того, М-62 имело и ряд эксплуатационных преимуществ. Характерным внешним признаком М-62 был дульный тормоз щелевого типа (на Д-25 — двухкамерный), поглощавший до 70% силы отдачи при выстреле.

Вообще-то отработка установки орудияМ-62 в танк началась вОКТБ еще до выхода Постановления Правительства по комплексной модернизации Т-10 и велась на опытных машинах «объект 264» и «объект 265» (кстати, ведущим конструктором последней был П.Исаков, впоследствии ставший Главным конструктором Челябинского тракторного завода). Три образца «объекта 265», изготовленных к декабрю 1954 года, успешно прошли испытания на Ржевском полигоне под Ленинградом. По их результатам было принято решение о возможности установки орудия М-62 на танк Т-10 при его последующей модернизации.

Танк Т-10М в разрезе

Летом 1955 года заводские испытания прошел опытный образец орудия, стабилизированного в двух плоскостях, получивший индекс М-62Т2С. Первые три орудия М-62Т2С со стабилизаторами 2Э12 «Ливень» были отправлены на ЛКЗ 1 ноября 1955 года. Здесь они были установлены на «объект 272» вместе с прицелом наводчика Т2С-29-14 с независимой стабилизацией поля зрения и максимальной прицельной дальностью 4000 м. Боекомплект танка не изменился и составлял 30 выстрелов раздельного заряжания.

Наряду с основным вооружением на «объекте 272» было обновлено и вспомогательное — пулеметное — вооружение. Место пулеметов ДШК заняли более мощные пулеметы КПВТ (калибра 14,5 мм) — спаренный с орудием и зенитный. Спаренный пулемет мог использоваться и как пристрелочный, на дальностях до 2000 м. Его наведение осуществлялось с помощью прицела Т2С29, в котором для этого имелась специальная прицельная шкала. Зенитный пулемет размещался на башне, непосредственно на погоне люка заряжающего (с 1959 года только каждый пятый танк оснащался зенитным пулеметом), его наибольшая прицельная дальность составляла 1000 м. При необходимости огонь можно было вести и по наземным целям. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям использовался оптический прицел ПУ-1. Стрельбу вел заряжающий, из открытого люка, стоя на сиденье.

Все члены экипажа, кроме заряжающего, имели приборы ночного видения: командир — ТКН-1Т, наводчик — ТПН-1-29-14 «Луна» (инфракрасный прицел позволял вести прицельную стрельбу ночью с максимальной дальностью 1150 м), механик-водитель — ТВН-2Т.

Было усилено бронирование башни танка, изменены как форма бронировок прицелов и приборов наблюдения, так и места их размещения на башне. Также изменилась конструкция крышки люка механика-водителя и крыши силового отделения.

На «объекте 272» установили более мощный дизель В-12-6, мощностью 750 л.с. при 2100 об/мин, который отличался от В-12-5 конструкцией картера, коленчатого вала, поршней цилиндров и т.д.

Были введены ножная педаль тормоза и новые бортовые редукторы, у которых планетарный ряд размещался внутри ведущего колеса. Для улучшения плавности хода число гидроамортизаторов было увеличено до 6, а динамический ход опорного катка возрос с 144 мм до 172 мм.

Запас возимого топлива был увеличен на 400 л за счет установки двух топливных баков на кормовой части корпуса.

Танк получил систему противоатомной защиты (ПАЗ) и термодымовую аппаратуру (ТДА) для постановки дымовой завесы. В качестве средств связи использовалась радиостанция Р-133 и танковое переговорное устройство (ТПУ) Р-120.

В результате всех этих изменений масса танка возросла, достигнув 51,5 т.

Танк Т-10М получил новое 122-мм орудие М-68Т2С с двухплоскостным стабилизатором «Ливень»

Государственные испытания «объекта 272» завершились вдекабре 1956 года, и по их результатам танк был рекомендован для серийного производства.

Танк Т-10М с установленным ОПВТ, подготовленный для преодоления водной преграды по дну

Впервые с начала выпуска Т-10 к производству его новой модификации должен был подключиться и ЛКЗ. До этого танки Т-10, Т-10А и Т-10Б производились только на ЧКЗ. Однако, несмотря на все усилия, приложенные конструкторами и руководством отрасли (вспомним, например, командировку группы ленинградских конструкторов на ЧКЗ для совместного проектирования Т-10), добиться полной унификации машин, выпускавшихся на этих двух заводах, так и не удалось.

26 сентября 1957 года приказом Министра обороны СССР под обозначением Т-10М было принято на вооружение сразу два танка: «объект 272», выпускавшийся в Ленинграде, и «объект 734», выпускавшийся в Челябинске. Машины Челябинского завода отличались конструктивными изменениями в приводах управления трансмиссией, бортовых редукторах, системе питания топливом. Хотя такая ситуация и шла вразрез с требованиями по стандартизации и унификации вооружения и военной техники, тем не менее танки с этими конструктивными отличиями находились в серийном производстве вплоть до 1962 года. В этом году производство Т-10М в Челябинске завершилось, а в Ленинграде оно продолжалось до конца 1965 года.

С 1959 года в Ленинграде начался выпуск и командирской машины на базе Т-10М, предназначенной для обеспечения связи командира подразделения с вышестоящим командованием и штабами. Т-10МК («объект 272К») отличался наличием дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 и бензоэлектрического зарядного агрегата. Боекомплект к пушке был уменьшен на 8 выстрелов для размещения дополнительной радиостанции и составлял 22 выстрела. Дальность связи при работе с 10-метровой антенной на стоянке в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном режиме — 40 км. Всего с 1959 по 1964 год было построено 100 Т-10МК (они выпускались только в Ленинграде).

В процессе производства в конструкцию Т-10М вносились различные изменения. Так, с декабря 1962 года на танке Т-10М устанавливалась более простая по конструкции и изготовлении механическая трансмиссия, первоначально разработанная в качестве резервного варианта. Она была на 507 кг легче прежней и имела значительно меньшие габариты, что позволило дополнительно разместить в забронированном объеме 100 л топлива. В состав трансмиссии входили: главный фрикцион, шестискоростная механическая коробка передач, механизм поворота типа «ЗК» и бортовые редукторы. Однако наличие в трансмиссии главного фрикциона сухого трения несколько снижало ее эксплуатационную надежность.

С 1963 года Т-10М стали выпускаться с системой ОПВТ (оборудование подводного вождения танка), что позволяло танку преодолевать по дну водные преграды глубиной до 5 м без ограничения их ширины по условиям работы двигателя.

С 1964 года ввели автоматическую систему ППО с более эффективным огнетушащим составом «3,5».

Очередная

army-news.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о